пятница, 28 февраля 2014 г.

КРОССЕНС  № 399:  —  «Изыди, сатана!» = «Уйди, противный...».

ь м а т и к а)


Омск вообще — проблемный город для геев из-за своей провинциальности, неразвитости, «совковости» в чём-то?

— Все проблемы лежат в эмоциональной сфере. Тяжело не только найти себе пару (потому что геев и так очень мало, а среди них ещё нужно выбрать подходящего человека и работать над отношениями как в любой гетеросексуальной паре). Тяжело (и часто не с кем) говорить о своих чувствах, делиться переживаниями. Тяжело даже одеваться так, как тебе хочется. Я знаю много «наших» парней, которые специально одеваются максимально неприметно, обычно, серо, чтобы лишний раз не привлекать внимание. Это СЕРЫЙ город. Может, в этом его проблема?

«Серый голубой город»

— А я-то думал, что ты, Витя, порядочный человек! А ты — пидорас!

«Гомосексуал. Иван Царевич и серый волк»

Тургенев мало того, что от природы был робок, его ещё Пушкин с Гоголем совсем затюкали. Проснётся ночью и кричит: «Мама!» Особенно под старость.

«Весёлые ребята»



Что смолкнул веселия глас?
      Раздайтесь, вакхальны припевы!
      Да здравствуют нежные девы
И юные жёны, любившие нас!
           Полнее стакан наливайте!
           На звонкое дно
           В густое вино
Заветные кольца бросайте!
Подымем стаканы, содвинем их разом!
      Да здравствуют музы, да здравствует разум!
      Ты, солнце святое, гори!
      Как эта лампада бледнеет
Пред ясным восходом зари,
Так ложная мудрость мерцает и тлеет
      Пред солнцем бессмертным ума.
Да здравствует солнце, да скроется тьма! 

Пушкин, «Вакхическая песня»




1~2: — !) «С ГОЯМИ И СРАТЬ НА ОДНО МЕСТО НЕ СЯДЕМ !»  (~ SAPIENTI  SAT !);

2) «ЕВРОМАЙДАН МЕЖДУ "Ж" и "М"»
(~ «Мандан случился под лозунгом “С Россией на одном гектаре даже срать не сядем“ ...»)



2~3: — 1) «ОСКОРБЛЕНИЕ ДОСТОИНСТВА: ТЫ МНЕ ЗА ЭТО ЗАПЛАТИШЬ, СУКА !»  (~ SAPIENTI  SAT !);

2) «ГОЛУБАЯ УГРОЗА, ИЛИ КАК ОТБИТЬСЯ ОТ СОДОМИТОВ»  (~ SAPIENTI  SAT !)


1~4: — «ВАШ ОТЕЦ ДЬЯВОЛ; И ВЫ ХОТИТЕ ИСПОЛНЯТЬ ПОХОТИ ВАШЕГО ОТЦА»  (~ SAPIENTI  SAT !)

2~5: — «ОБМЕН ЛЮБЕЗНОСТЯМИ: ВСЕ ВЫ — ЗАДУШЕННЫЕ ГОМОСЕКСУАЛИСТЫ»
(~ «ЛИСТОВКА» ЕВГЕНИЯ ХАРИТОНОВА !)


3~6: — 1) «НАРОДНАЯ ЗАБАВА: СТРЕЛЯТЬ В РАСПЯТИЕ (ПРИЧАСТИЕ)»  (~ SAPIENTI  SAT !);

2) «ПРОВОКАЦИЯ (ОХЛОБЫСТЬЕ !)»  (~ SAPIENTI  SAT !)


к л и к а б е л ь н о !

4~5: — «ИЗЫДИ, САТАНА !» = «УЙДИ, ПРОТИВНЫЙ...»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~6: — «ДОКАЗАТЕЛЬСТВО "ОТ ПРОТИВНОГО"»  (~ SAPIENTI  SAT !)

4~7: — «ИЗЫДИ, САТАНА !» & «ПУТИНА ПРОГОНИ !»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~8: — «ДИАЛЕКТИЕА: ОТРИЦАНИЕ ОТРИЦАНИЯ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

6~9: — «СЕ, ЦАРЬ ВАШ (!)»  (~ SAPIENTI  SAT !)

7~8: — «ВПЕРЁД ЗАРЕ НАВСТРЕЧУ !»
(~ СР. «БЛЕСНЁТ ЗАУТРА ЛУЧ ДЕННИЦЫ» + «ДЕННИЦА» !)


8~9: — «ПРЕД СОЛНЦЕМ БЕССМЕРТНЫМ УМА: УЧЁНЫЕ ОПУБЛИКОВАЛИ ПОРТРЕТ»  (~ SAPIENTI  SAT !)



ПЯТНИЦА: — Жизнь в режиме «О Т Н Ы Н Е»:  Яндекс.Музыка.

«Wagner—Bruckner—Mahler—Strauss»  &  Hans Knappertsbusch.


A U D I O  —  О Т Н Ы Н Е:

Пятница: — Брукнер,  Малер,  Р. Штраус.



четверг, 27 февраля 2014 г.

КРОССЕНС  № 398:  —  «А м б и д е к с т р».


...Я имел возможность посмотреть, каково было положение правой и левой руки во время письма у А. Д. Сахарова. Этот замечательный человек умел писать одновременно двумя руками, причём одна рука могла зеркально воспроизводить то, что писала другая. Судя по положению руки, его доминантным полушарием было левое. Он мне говорил, что в университете лекции записывал левой рукой, а свои мысли — правой. Один физик-атомщик рассказывал, что на первом научном докладе совсем молодого Сахарова больше всего был поражён тем, что тот начал писать на доске уравнения сразу обеими руками.

Способностью зеркального письма, подобной сахаровской, обладал Леонардо да Винчи. Тот зеркальными письмом делал дневниковые записи, используя этот метод как приём шифровки...

Вяч. Вс. Иванов




1~2: — «Л У Б О К»  (~ (ГО)ЛУБОК ② !)

2~3: — «ЖИВЫЕ И МЁРТВЫЕ: ПТИЧКУ ЖАЛКО !»  (~ SAPIENTI  SAT !)

1~4: — «УСТНОЕ НАРОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО»  (~ «УСТНЫЙ СЧЁТ» ④ !)

2~5: — «РАБОТА НЕ ВОЛК»  (~ SAPIENTI  SAT !)


3~6: — «Ч Е Л О В Е К»  (~ «ЧЕЛОВЕК ПЛАТОНА» ③ & «ВИТРУВИАНСКИЙ ЧЕЛОВЕК» ⑥ !)

4~5: — «СОЧТИ ЧИСЛО ЗВЕРЯ (!)»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~6: — «ВОЛК В ОВЕЧЬЕЙ ШКУРЕ, А НЕ НАОБОРОТ»  (~ ПИСАНИЯ ЛЕОНАРДО — "НАОБОРОТ" !)

4~7: — «ДЕНЕЖКА СЧЁТ ЛЮБИТ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~8: — «СВОИ ЛЮДИ — СОЧТЁМСЯ (!)»  (~ «БАНКРОТ» ⑧ + «ВОЛКИ И ОВЦЫ» ⑤ ОСТРОВСКОГО !)

6~9: — «А М Б И Д Е К С Т Р И Я»  (~ SAPIENTI  SAT !)

7~8: — «НЕ ОСКУДЕЕТ РУКА ДАЮЩЕГО»  (~ SAPIENTI  SAT !)

8~9: — «ПРАВАЯ РУКА ЗНАЕТ, ЧТО ДЕЛАЕТ ЛЕВАЯ»
(~ «МУДРА "ЗНАНИЕ"» + SAPIENTI  SAT !)


вторник, 25 февраля 2014 г.

КРОССЕНС  № 397:  —  «Одна на всех — мы за ценой не постоим !».


«Папа,  прости,  что  я  умер.   Я  так  больше  не  буду».

   П а в е л   Л у н г и н


Один сын — не сын, два сына — полсына, три сына — сын.

   П о с л о в и ц а





1~2: — «1 = 0» ~ «2 = 1»  (~ SAPIENTI  SAT !)

2~3: — «РАЗДЕЛЕНИЕ БЛИЗНЕЦОВ (ЕДИНОГО)»  (~ SAPIENTI  SAT !)

1~4: — «ОДИН СЫН — НЕ СЫН»  (~ SAPIENTI  SAT !)

2~5: — «ДВА СЫНА — ПОЛСЫНА»  (~ SAPIENTI  SAT !)

3~6: — «Я НЕНАВИЖУ МЕРТВЕЦОВ !»  (~ SAPIENTI  SAT !)

4~5: — «СООБРАЗИМ НА ТРОИХ !»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~6: — «ИЕРУСАЛИМ = СТОЛИЦА: ОДНА НА ВСЕХ !»  (~ SAPIENTI  SAT !)

4~7: — «НЕВОЗМОЖНОСТЬ ОСМЫСЛИТЬ ДВИЖЕНИЕ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~8: — «ЦЕНООБРАЗОВАНИЕ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

6~9: — «САМОУБИЙСТВА»  (~ SAPIENTI  SAT !)

7~8: — «УТЕЧКА МОЗГОВ ?»  (~ SAPIENTI  SAT !)

8~9: — «2 х 2»  (~ SAPIENTI  SAT !)

к л и к а б е л ь н о !


понедельник, 24 февраля 2014 г.

КРОССЕНС  № 396:  —  «Б е з у м и я   и  с о б л а з н ы».


Ибо и иудеи требуют чудес, и еллины ищут мудрости; а мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие, для самих же призванных, Иудеев и Еллинов, Христа, Божию силу и Божию премудрость; потому что немудрое Божие премудрее человеков, и немощное Божее сильнее человеков.

(1 Кор. 1:22-25)




1~2: — «ПОДРОСТОК» ДОСТОЕВСКОГО (= «БИБЛЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ» !)
(~ ВЕРСИЛОВ = ДАВИД, МАКАР = УРИЯ, МАМА = ВИРСАВИЯ, АХМАКОВА - АВИСАГА, ПОДРОСТОК = СОЛОМОН !)


2~3: — «ЯВЛЕНИЕ РУССКОГО ХРИСТА»  (~ SAPIENTI  SAT !)

1~4: — «ДАВИД-УБИЙЦА»  (~ SAPIENTI  SAT !)

2~5: — «ОТНЫНЕ: — НИ ЕЛЛИНА, НИ ИУДЕЯ !»  (~ SAPIENTI  SAT !)

3~6: — «ОБРАЩЕНИЕ» («ИРОНИЯ» !!)  (~ SAPIENTI  SAT !)

4~5: — «ДЛЯ ИУДЕЕВ СОБЛАЗН»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~6: — «ДЛЯ ЕЛЛИНОВ БЕЗУМИЕ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

4~7: — «ДАВИД (И ГОЛИАФ)»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~8: — «ЕГО ВСЕГДА ВИДИШЬ ЮНЫМ ЖЕНИХОМ В СОПРОВОЖДЕНИИ ДРУЗЕЙ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

6~9: — «ОН НАШЁЛ СВОЮ ПОЛОВИНУ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

7~8: — «КУЛЬТ МОЛОДОСТИ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

8~9: — «ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

Richard Strauss — Salome: Final Scene
(Inge Borkh & Dimitry Mitropoulos, 1958)
:

Andrea  Vaccaro:  —  «David  with  the  Head  of  Goliath».

Hans  Hoffmann:  —  «ECCE  HOMO».


к л и к а б е л ь н о :  ⇒  «Оскар  Уайльд  о  Христе».

КРОССЕНС № 395: — «Красавиц  модных  модный  враг».


Моднá, моднá, моднá, перемоднилася моднá.

к л и к а б е л ь н о !



S A P I E N T I    S A T !

к л и к а б е л е н !



к л и к а б е л е н !

к л и к а б е л е н !


к л и к а б е л ь н о !

пятница, 21 февраля 2014 г.

КРОССЕНС  № 394:  —  «Д а ё ш ь   Ш и н о М а й д а н !».


Майдан — м. площадь, место, поприще; | возвышеная прогалина и | стоящий на ней лесной завод: смолокурня, дегтярня, поташня, смолевой, селитряный майдан, завод, работающий на воле; см. буда; | сборное место; | станичная, сборная изба; | охотничья хижина в лесу, на прогалине; | ниж. суводь, водоворот на широком плесу; | торг, базар, или место на нём, где собираются мошенники, для игры в кости, в зерн, орлянку, карты, откуда пожеланье: талан на майдан! что в сиб. значит: удачи на ловлю! | южн. курган, древняя могила. майданище ср. род городища, особ. в лесу, или где был лес, и будний, смолевой майдан. майданный, к майдану относящ. майданный курган, могила, разрытый, раскопанный сверху, с котловиною. — подъямок, род ларя, для стока смолы, под курною печью. майданить, майданничать, мошенничать, промышлять игрою; | мотать, прогуливать и проигрывать своё. майданник, майданщик, мошенник, шатающийся по базарам, обыгрывающий людей в кости, зерн, напёрсточную, в орлянку, в карты. на всякого майданщика по десяти олухов. не будь олухов, не стало б и майданщиков.

Толковый  cловарь  Даля




1~2: — «ЖОППИНГ: ОТДАЁМСЯ !»  (~ SAPIENTI  SAT !)

2~3: — «ПУСТИТЕ НЮРКУ В ЕВРОПУ !»  (~ SAPIENTI  SAT !)

1~4: — «ОТДАЛАСЬ !»  (~ SAPIENTI  SAT !)

2~5: — «ДАБЫ СКОРЕЙ УЗРЕТЬ, ОСТАВЯ ТЕ МЕСТА,
СПАСЕНЬЯ ВЕРНЫЙ ПУТЬ И ТЕСНЫЕ ВРАТА» (!)
(~ SAPIENTI  SAT !)


3~6: — «НАШИ ДЕТИ БУДУТ УЧИТЬСЯ В ЕВРОПЕ !»  (~ SAPIENTI  SAT !)



4~5: — «ИЩУ ЧЕЛОВЕКА !»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~6: — «ШИНОМОНТАЖ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

4~7: — «ПРОЩАЙ, КНЯЗЬ, В ПЕРВЫЙ РАЗ ЧЕЛОВЕКА ВИДЕЛА»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~8: — «ДАЁШЬ ШИНОМАЙДАН !»  (~ SAPIENTI  SAT !)

6~9: — «БАССЕЙН»  (~ SAPIENTI  SAT !)

7~8: — «А Я НА ДУШУ ТВОЮ ПОЛЮБУЮСЬ, КАК ТЫ ЗА МОИМИ ДЕНЬГАМИ В ОГОНЬ ПОЛЕЗЕШЬ !»
(~ SAPIENTI  SAT !)


8~9: — «БУНТ ВЛАГАЛИЩ»  (~ SAPIENTI  SAT !)



к л и к а б е л е н !

четверг, 20 февраля 2014 г.

КРОССЕНС  № 393:  —  «Гробовое,  глухое  моё  зимовье».


Существования котловиною
Сдавленная, в столбняке глушизн,
Погребённая заживо под лавиною
Дней — как каторгу избываю жизнь.

Гробовое, глухое моё зимовье.
Смерти: инея на уста-красны —
Никакого иного себе здоровья
Не желаю от Бога и от весны.

МЦ,  11 января 1925



среда, 19 февраля 2014 г.

КРОССЕНС  № 392:  —  «19 февраля» & «1 марта»  по  ст.  стилю.

(с и м в о л и з м)


Любопытно проследить — в какой же момент по ходу романа вызрела Митина невиновность в отцеубийстве? В предварительном следствии в Мокром участвует множество персонажей — правоохранителей и свидетелей. Ни у кого нет сомнений в виновности Мити. По окончании всех допросов Митя страстно обращается к Грушеньке: "... верь Богу и мне: в крови убитого вчера отца моего я неповинен!" Грушенька сразу и безоговорочно ему поверила. Похоже в этот момент впервые поверили и читатели. После этих драматических событий ... "Митя был спокоен и даже имел совсем приободрившийся вид, но лишь на минуту. Всё какое-то странное физическое бессилие одолевало его... Приснился ему какой-то странный сон, как-то совсем не к месту и не ко времени... Избы чёрные-пречёрные... много баб... всё худые испитые, какие-то коричневые у них лица. Вот особенно одна... костлявая ... а на руках у неё плачет ребеночек... и ручки протягивает, голенькие, с кулачёнками, от холоду совсем какие-то сизые." "Почему бедно дитё, почему голая степь, почему они почернели от чёрной беды?" — вопрошает Митя.

Почему бедно дитё? Один из важнейших символов. Да потому бедно, что именно в этот момент (написания романа) Достоевский решил простить Митю. Если бы Дмитрий донёс свой крест, дитё не было бы бедно.

Примерно с этого момента Митя пребывает в радостном настроении уже до конца романа. Почему же? Грушенька полюбила? Да никогда в жизни! Любому ясно (и даже недалёкому Мите), что она как полюбит, так и разлюбит. И ревновать теперь он может сильнее прежнего. А дело в том, что всю первую часть романа Митя был подавлен, предчувствуя свой крест. Каковой предчувствовали все, начиная с Зосимы. На протяжении всей первой половины романа Митя знал, что убьёт отца. А в Мокром до отъезда с приставом уже знал, что убил, но как-то неуверенно, надеясь в горячечном тумане, а вдруг это был страшный сон. Причём в этом сне всё путалось: то ли убил отца, то ли нет. А может и отца и Григория? А может одного Григория? И вот тут при переборе вариантов затеплилась мыслишка: а вдруг вообще никого? Дай, Господи, чтобы это был только сон! Но для литературного героя творец и господь — автор. Так что мольбы Дмитрий Федорович возносил Фёдору Михайловичу. И последний внял. Здесь и мелькнуло, казалось бы, не имеющее отношения к делу видение с дитём. Настолько оно ни к селу ни к городу, что сразу ясно — это столь же важно, как и явление великого инквизитора в скотопригоньевском трактире. Над дитём тяготеет карма русского народа.

Дитё бедно потому, что Дмитрий не убил отца и Алёша не убил царя в романе(!). И поэтому Желябов (реальный концентрат Раскольниковых, Ставрогиных и Иванов Карамазовых) и Софья Перовская (она же Настасья Филиповна и Аглая, Екатерина Ивановна и Грушенька) взорвали Александра II на канаве. Напомню, что на другом конце канавы Родион Романович убил Старуху и честно принял свой крест. Очень верно одна главка труда И. Волгина называется "Алёна Ивановна и русский царь". Два эти несопоставимые убийства связаны между собой крепче, чем... не знаю даже с чем и сравнить.

Достоевский взвалил на себя и почти справился с самой грандиозной задачей, стоящей перед смертными. Он разрешал человека от греха. Суть первородного греха — восстание человека против Бога. Собственно, любой грех — это восстание против Бога, но чаще косвенно. А у Достоевского герои сплошь и рядом восстают непосредственно. В жизни разрешить человека от греха — дело Христа. А вот в литературном пространстве это возможно для немногих титанов человечества. Достоевский — не последний среди них. Он взвалил на себя решение проблемы грядущих революционных потрясений. И до поры до времени успешно справлялся с ней. В частности, появление романа "Бесы" притормозило, а то и устранило гнусную "нечаевщину". Но из-за спины "нечаевщины" выползла более духовная и фанатичная "желябовщина". Взялся Достоевский развязывать и этот узел. Всё шло хорошо. Для разбега было необходимо отцеубийство. Оно свершилось. Тут-то и споткнулся Федор Михайлович. А колесо-то уже раскрутилось.

Совершив ошибку, оступившись, Достоевский как бы подорвал защитные механизмы. А чёрные силы не дремлют. Кровь хлынула горлом. Самые грандиозные в ХIХ веке похороны. Почувствовала, Россия какого богатыря потеряла... А через месяц взрыв на Екатериненском канале. Только Достоевский и мог предотвратить.

Яков Учитель, «Кто убил Фёдора Павловича Карамазова ?»




1~2: — «АЛЕКСАНДР II»  (~ SAPIENTI  SAT !)

2~3: — «КРОВЬ ГОСУДАРЯ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

1~4: — «ЕДИНСТВЕННЫЙ»  (~ «НАГРАЖДЁННЫЙ МЕДАЛЬЮ ①» + «МАГИЧЕСКИЙ КВАДРАТ 3Х3» ④ !)

2~5: — «ЦАРЕУБИЙСТВО & ПРОДОЛЖЕНИЕ «КАРАМАЗОВЫХ»»
(~ СМ. ЭПИГРАФ И СТАТЬЮ ЯКОВА УЧИТЕЛЯ ПО ССЫЛКЕ !)


3~6: — «ПОКУШЕНИЯ НА АЛЕКСАНДРА II: 1861 & 1881»  (~ SAPIENTI  SAT !)

4~5: — «И ДАЛЬ СВОБОДНОГО РОМАНА Я СКВОЗЬ МАГИЧЕСКИЙ КРИСТАЛЛ ЕЩЁ НЕЯСНО РАЗЛИЧАЛ

5~6: — «1866-й: "ОДНОВРЕМЕННОСТЬ" СОБЫТИЙ КАРАМАЗОВСКИХ и КАРАКОЗОВСКИХ»
(~ «КАРАКОЗОВ = ЧЕРНОГЛАЗОВ & КАРАМАЗОВ = ЧЕРНОМАЗОВ» !)


Главный роман второй, — это деятельность моего героя уже в наше время, именно в наш теперешний текущий момент. Первый же роман произошел ещё тринадцать лет назад [1979 - 1866 = 13], и есть почти даже и не роман, а лишь один момент из первой юности моего героя. Обойтись мне без этого первого романа невозможно, потому что многое во втором романе стало бы непонятным.

4~7: — «120»  (~ 8 x 15 = 120 + «САЛО, ИЛИ 120 ДНЕЙ СОДОМА» !)

5~8: — «ТРАГИЧЕСКАЯ И ТЁМНАЯ КОНЧИНА»  (~ ФПК ⑤ & ПАЗОЛИНИ ⑧ !)

6~9: — «ТЕРРОРИСТЫ»  (~ «КАРАКОЗОВ» ⑥ & «ДЕТОЧКИ» ⑨ !)

7~8: — ««САЛО, ИЛИ 120 ДНЕЙ СОДОМА» ПАЗОЛИНИ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

8~9: — «ВОТ ЭТИ ДЕТОЧКИ ЕГО И УБИЛИ»  (~ SAPIENTI  SAT !)




понедельник, 17 февраля 2014 г.

КРОССЕНС № 391: «Русский суд, бессмысленный и беспощадный».

(«Международный День Спонтанного Проявления Доброты»)


— Будто уж так и спасла тебя! — засмеялся Ракитин злобно. — А она тебя проглотить хотела, знаешь ты это?

— Стой, Ракитка! — вскочила вдруг Грушенька, — молчите вы оба. Теперь я всё скажу: ты, Алёша, молчи, потому что от твоих таких слов меня стыд берёт, потому что я злая, а не добрая, — вот я какая. А ты, Ракитка, молчи потому, что ты лжёшь. Была такая подлая мысль, что хотела его проглотить, а теперь ты лжёшь, теперь вовсе не то... и чтоб я тебя больше совсем не слыхала, Ракитка! — Всё это Грушенька проговорила с необыкновенным волнением.

— Ишь ведь оба бесятся! — прошипел Ракитин, с удивлением рассматривая их обоих, — как помешанные, точно я в сумасшедший дом попал. Расслабели обоюдно, плакать сейчас начнут!

— И начну плакать, и начну плакать! — приговаривала Грушенька. — Он меня сестрой своей назвал, и я никогда того впредь не забуду! Только вот что, Ракитка, я хоть и злая, а всё-таки я луковку подала.

— Каку таку луковку? Фу, чёрт, да и впрямь помешались!

Ракитин удивлялся на их восторженность и обидчиво злился, хотя и мог бы сообразить, что у обоих как раз сошлось всё, что могло потрясти их души так, как случается это нечасто в жизни. Но Ракитин, умевший весьма чувствительно понимать всё, что касалось его самого, был очень груб в понимании чувств и ощущений ближних своих — отчасти по молодой неопытности своей, а отчасти и по великому своему эгоизму.

— Видишь, Алёшечка, — нервно рассмеялась вдруг Грушенька, обращаясь к нему, — это я Ракитке похвалилась, что луковку подала, а тебе не похвалюсь, я тебе с иной целью это скажу. Это только басня, но она хорошая басня, я её, ещё дитёй была, от моей Матрёны, что теперь у меня в кухарках служит, слышала. Видишь, как это: «Жила-была одна баба злющая-презлющая и померла. И не осталось после неё ни одной добродетели. Схватили её черти и кинули в огненное озеро. А ангел-хранитель её стоит да и думает: какую бы мне такую добродетель её припомнить, чтобы Богу сказать. Вспомнил и говорит Богу: она, говорит, в огороде луковку выдернула и нищенке подала. И отвечает ему Бог: возьми ж ты, говорит, эту самую луковку, протяни ей в озеро, пусть ухватится и тянется, и коли вытянешь её вон из озера, то пусть в рай идёт, а оборвётся луковка, то там и оставаться бабе, где теперь. Побежал ангел к бабе, протянул ей луковку: на, говорит, баба, схватись и тянись. И стал он её осторожно тянуть и уж всю было вытянул, да грешники прочие в озере, как увидали, что её тянут вон, и стали все за неё хвататься, чтоб и их вместе с нею вытянули. А баба-то была злющая-презлющая, и почала она их ногами брыкать: „Меня тянут, а не вас, моя луковка, а не ваша“. Только что она это выговорила, луковка-то и порвалась. И упала баба в озеро и горит по сей день. А ангел заплакал и отошёл». Вот она эта басня, Алёша, наизусть запомнила, потому что сама я и есть эта самая баба злющая. Ракитке я похвалилась, что луковку подала, а тебе иначе скажу: всего-то я луковку какую-нибудь во всю жизнь мою подала, всего только на мне и есть добродетели. И не хвали ты меня после того, Алёша, не почитай меня доброю, злая я, злющая-презлющая, а будешь хвалить, в стыд введёшь. Эх, да уж покаюсь совсем. Слушай, Алёша: я тебя столь желала к себе залучить и столь приставала к Ракитке что ему двадцать пять рублей пообещала, если тебя ко мне приведёт. Стой, Ракитка, жди! — Она быстрыми шагами подошла к столу, отворила ящик, вынула портмоне, а из него двадцатипятирублёвую кредитку.

Достоевский,  «Братья  Карамазовы»




1~2: — «МАРФИНЬКА ОПЯТЬ ЭТО ДЕЛАЛА»  (~ SAPIENTI  SAT !)

2~3: — «КОНЯ НА СКАКУ ОСТАНОВИТ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

1~4: — «ПРИГЛАШЕНИЕ НА КАЗНЬ»  (~ «БУХЕНВАЛЬД» ④ !)

2~5: — «ЕСТЬ ЖЕНЩИНЫ В РУССКИХ СЕЛЕНЬЯХ: ИХ БАБАМИ НЕЖНО ЗОВУТ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

3~6: — «НАЧАЛО "ПИКОВОЙ ДАМЫ"»  (~ SAPIENTI  SAT !)

4~5: — «"КАЖДОМУ — СВОЁ" = "ЗА ЧЕМ ПОЙДЁШЬ, ТО И НАЙДЁШЬ"»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~6: — «ПИКОВАЯ ДАМА»  (~ ЛУКОВКА-МАКОВКА-ПИКА !)

4~7: — «ДЕВИЗ РОССИИ: SUUM CUIQUE (КАЖДОМУ — СВОЁ)»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~8: — 1) «Я ДОБРАЯ... ТЫ МНЕ ЕГО !»  (~ ПРИВОДИ, ТО ЕСТЬ !);

2) «Л У К О В К А»  (~ ЛУКОВКИ-МАКОВКИ ⑤ + СМ. ЭПИГРАФ !!)


6~9: — «КОНЕЦ "ПИКОВОЙ ДАМЫ"»  (~ SAPIENTI  SAT: «РУССКИЙ СУД» !!)

7~8: — «СПОНТАННОЕ ПРОЯВЛЕНИЕ ДОБРОТЫ» !!!
(~ СМ. ЗАГОЛОВОК ПОСТА & «ЧУВСТВА ДОБРЫЕ Я ЛИРОЙ ПРОБУЖДАЛ»)


8~9: — «СУМАСШЕДШИЙ ДОМ»  (~ СМ. ЭПИГРАФ !)


Однажды играли в карты у конногвардейца Нарумова.

Пушкин,  «Пиковая  дама»


Варлам  ШАЛАМОВ.  «НА  ПРЕДСТАВКУ»

Играли в карты у коногона Наумова. Дежурные надзиратели никогда не заглядывали в барак коногонов, справедливо полагая свою главную службу в наблюдении за осужденными по пятьдесят восьмой статье. Лошадей же, как правило, контрреволюционерам не доверяли. Правда, начальники-практики втихомолку ворчали: они лишались лучших, заботливейших рабочих, но инструкция на сей счет была определенна и строга. Словом, у коногонов было всего безопасней, и каждую ночь там собирались блатные для своих карточных поединков.

В правом углу барака на нижних нарах были разостланы разноцветные ватные одеяла. К угловому столбу была прикручена проволокой горящая «колымка» — самодельная лампочка на бензинном паре. В крышку консервной банки впаивались три-четыре открытые медные трубки — вот и все приспособление. Для того чтобы эту лампу зажечь, на крышку клали горячий уголь, бензин согревался, пар поднимался по трубкам, и бензиновый газ горел, зажженный спичкой.

На одеялах лежала грязная пуховая подушка, и по обеим сторонам ее, поджав по-бурятски ноги, сидели партнеры — классическая поза тюремной карточной битвы. На подушке лежала новенькая колода карт. Это не были обыкновенные карты, это была тюремная самодельная колода, которая изготовляется мастерами сих дел со скоростью необычайной. Для изготовления ее нужны бумага (любая книжка), кусок хлеба (чтобы его изжевать и протереть сквозь тряпку для получения крахмала — склеивать листы), огрызок химического карандаша (вместо типографской краски) и нож (для вырезывания и трафаретов мастей, и самих карт).

Сегодняшние карты были только что вырезаны из томика Виктора Гюго — книжка была кем-то позабыта вчера в конторе. Бумага была плотная, толстая — листков не пришлось склеивать, что делается, когда бумага тонка. В лагере при всех обысках неукоснительно отбирались химические карандаши. Их отбирали и при проверке полученных посылок. Это делалось не только для пресечения возможности изготовления документов и штампов (было много художников и таких), но для уничтожения всего, что может соперничать с государственной карточной монополией. Из химического карандаша делали чернила, и чернилами сквозь изготовленный бумажный трафарет наносили узоры на карту — дамы, валеты, десятки всех мастей... Масти не различались по цвету — да различие и не нужно игроку. Валету пик, например, соответствовало изображение пики в двух противоположных углах карты. Расположение и форма узоров столетиями были одинаковыми — уменье собственной рукой изготовить карты входит в программу «рыцарского» воспитания молодого блатаря.

Новенькая колода карт лежала на подушке, и один из играющих похлопывал по ней грязной рукой с тонкими, белыми, нерабочими пальцами. Ноготь мизинца был сверхъестественной длины — тоже блатарский шик, так же, как «фиксы» — золотые, то есть бронзовые, коронки, надеваемые на вполне здоровые зубы. Водились даже мастера — самозваные зубопротезисты, немало подрабатывающие изготовлением таких коронок, неизменно находивших спрос. Что касается ногтей, то цветная полировка их, бесспорно, вошла бы в быт преступного мира, если б можно было в тюремных условиях завести лак. Холеный желтый ноготь поблескивал, как драгоценный камень. Левой рукой хозяин ногтя перебирал липкие и грязные светлые волосы. Он был подстрижен «под бокс» самым аккуратнейшим образом. Низкий, без единой морщинки лоб, желтые кустики бровей, ротик бантиком — все это придавало его физиономии важное качество внешности вора: незаметность. Лицо было такое, что запомнить его было нельзя. Поглядел на него — и забыл, потерял все черты, и не узнать при встрече. Это был Севочка, знаменитый знаток терца, штоса и буры — трех классических карточных игр, вдохновенный истолкователь тысячи карточных правил, строгое соблюдение которых обязательно в настоящем сражении. Про Севочку говорили, что он «превосходно исполняет» — то есть показывает умение и ловкость шулера. Он и был шулер, конечно; честная воровская игра — это и есть игра на обман: следи и уличай партнера, это твое право, умей обмануть сам, умей отспорить сомнительный выигрыш.

Играли всегда двое — один на один. Никто из мастеров не унижал себя участием в групповых играх вроде очка. Садиться с сильными «исполнителями» не боялись — так и в шахматах настоящий боец ищет сильнейшего противника.

Партнером Севочки был сам Наумов, бригадир коногонов. Он был старше партнера (впрочем, сколько лет Севочке — двадцать? тридцать? сорок?), черноволосый малый с таким страдальческим выражением черных, глубоко запавших глаз, что, не знай я, что Наумов железнодорожный вор с Кубани, я принял бы его за какого-нибудь странника — монаха или члена известной секты «Бог знает», секты, что вот уже десятки лет встречается в наших лагерях. Это впечатление увеличивалось при виде гайтана с оловянным крестиком, висевшего на шее Наумова, — ворот рубахи его был расстегнут. Этот крестик отнюдь не был кощунственной шуткой, капризом или импровизацией. В то время все блатные носили на шее алюминиевые крестики — это было опознавательным знаком ордена, вроде татуировки.

В двадцатые годы блатные носили технические фуражки, еще ранее — капитанки. В сороковые годы зимой носили они кубанки, подвертывали голенища валенок, а на шее носили крест. Крест обычно был гладким, но если случались художники, их заставляли иглой расписывать по кресту узоры на любимые темы: сердце, карта, крест, обнаженная женщина... Наумовский крест был гладким. Он висел на темной обнаженной груди Наумова, мешая прочесть синюю наколку-татуировку — цитату из Есенина, единственного поэта, признанного и канонизированного преступным миром:

Как мало пройдено дорог,
Как много сделано ошибок.

— Что ты играешь? — процедил сквозь зубы Севочка с бесконечным презрением: это тоже считалось хорошим тоном начала игры.

— Вот, тряпки. Лепеху эту... — И Наумов похлопал себя по плечам.

— В пятистах играю, — оценил костюм Севочка.

В ответ раздалась громкая многословная ругань, которая должна была убедить противника в гораздо большей стоимости вещи. Окружающие игроков зрители терпеливо ждали конца этой традиционной увертюры. Севочка не оставался в долгу и ругался еще язвительней, сбивая цену. Наконец костюм был оценен в тысячу. Со своей стороны, Севочка играл несколько поношенных джемперов. После того как джемперы были оценены и брошены тут же на одеяло, Севочка стасовал карты.

Я и Гаркунов, бывший инженер-текстильщик, пилили для наумовского барака дрова. Это была ночная работа — после своего рабочего забойного дня надо было напилить и наколоть дров на сутки. Мы забирались к коногонам сразу после ужина — здесь было теплей, чем в нашем бараке. После работы наумовский дневальный наливал в наши котелки холодную «юшку» — остатки от единственного и постоянного блюда, которое в меню столовой называлось «украинские галушки», и давал нам по куску хлеба. Мы садились на пол где-нибудь в углу и быстро съедали заработанное. Мы ели в полной темноте — барачные бензинки освещали карточное поле, но, по точным наблюдениям тюремных старожилов, ложки мимо рта не пронесешь. Сейчас мы смотрели на игру Севочки и Наумова.

Наумов проиграл свою «лепеху». Брюки и пиджак лежали около Севочки на одеяле. Игралась подушка. Ноготь Севочки вычерчивал в воздухе замысловатые узоры. Карты то исчезали в его ладони, то появлялись снова. Наумов был в нательной рубахе — сатиновая косоворотка ушла вслед за брюками. Услужливые руки накинули ему на плечи телогрейку, но резким движением плеч он сбросил ее на пол. Внезапно все затихло. Севочка неторопливо почесывал подушку своим ногтем.

— Одеяло играю, — хрипло сказал Наумов.

— Двести, — безразличным голосом ответил Севочка.

— Тысячу, сука! — закричал Наумов.

— За что? Это не вещь! Это — локш, дрянь, — выговорил Севочка. — Только для тебя — играю за триста.

Сражение продолжалось. По правилам, бой не может быть окончен, пока партнер еще может чем-нибудь отвечать.

— Валенки играю.

— Не играю валенок, — твердо сказал Севочка. — Не играю казенных тряпок.

В стоимости нескольких рублей был проигран какой-то украинский рушник с петухами, какой-то портсигар с вытисненным профилем Гоголя — все уходило к Севочке. Сквозь темную кожу щек Наумова проступил густой румянец.

— На представку, — заискивающе сказал он.

— Очень нужно, — живо сказал Севочка и протянул назад руку: тотчас же в руку была вложена зажженная махорочная папироса. Севочка глубоко затянулся и закашлялся. — Что мне твоя представка? Этапов новых нет — где возьмешь? У конвоя, что ли?

Согласие играть «на представку», в долг, было необязательным одолжением по закону, но Севочка не хотел обижать Наумова, лишать его последнего шанса на отыгрыш.

— В сотне, — сказал он медленно. — Даю час представки.

— Давай карту. — Наумов поправил крестик и сел. Он отыграл одеяло, подушку, брюки — и вновь проиграл все.

— Чифирку бы подварить, — сказал Севочка, укладывая выигранные вещи в большой фанерный чемодан. — Я подожду.

— Заварите, ребята, — сказал Наумов.

Речь шла об удивительном северном напитке — крепком чае, когда на небольшую кружку заваривается пятьдесят и больше граммов чая. Напиток крайне горек, пьют его глотками и закусывают соленой рыбой. Он снимает сон и потому в почете у блатных и у северных шоферов в дальних рейсах. Чифирь должен бы разрушительно действовать на сердце, но я знавал многолетних чифиристов, переносящих его почти безболезненно. Севочка отхлебнул глоток из поданной ему кружки.

Тяжелый черный взгляд Наумова обводил окружающих. Волосы спутались. Взгляд дошел до меня и остановился.

Какая-то мысль сверкнула в мозгу Наумова.

— Ну-ка, выйди.

Я вышел на свет.

— Снимай телогрейку.

Было уже ясно, в чем дело, и все с интересом следили за попыткой Наумова.

Под телогрейкой у меня было только казенное нательное белье — гимнастерку выдавали года два назад, и она давно истлела. Я оделся.

— Выходи ты, — сказал Наумов, показывая пальцем на Гаркунова.

Гаркунов снял телогрейку. Лицо его побелело. Под грязной нательной рубахой был надет шерстяной свитер — это была последняя передача от жены перед отправкой в дальнюю дорогу, и я знал, как берег его Гаркунов, стирая его в бане, суша на себе, ни на минуту не выпуская из своих рук, — фуфайку украли бы сейчас же товарищи.

— Ну-ка, снимай, — сказал Наумов.

Севочка одобрительно помахивал пальцем — шерстяные вещи ценились. Если отдать выстирать фуфаечку да выпарить из нее вшей, можно и самому носить — узор красивый.

— Не сниму, — сказал Гаркунов хрипло. — Только с кожей...

На него кинулись, сбили с ног.

— Он кусается, — крикнул кто-то.

С пола медленно поднялся Гаркунов, вытирая рукавом кровь с лица. И сейчас же Сашка, дневальный Наумова, тот самый Сашка, который час назад наливал нам супчику за пилку дров, чуть присел и выдернул что-то из-за голенища валенка. Потом он протянул руку к Гаркунову, и Гаркунов всхлипнул и стал валиться на бок.

— Не могли, что ли, без этого! — закричал Севочка. В мерцавшем свете бензинки было видно, как сереет лицо Гаркунова.

Сашка растянул руки убитого, разорвал нательную рубашку и стянул свитер через голову. Свитер был красный, и кровь на нем была едва заметна. Севочка бережно, чтобы не запачкать пальцев, сложил свитер в фанерный чемодан. Игра была кончена, и я мог идти домой. Теперь надо было искать другого партнера для пилки дров.



суббота, 15 февраля 2014 г.

КРОССЕНС № 390: — «Сретение.  Время  волков.  Деточки.».






1~2: — «ФИЛОСОФИЯ — СЛУЖАНКА БОГОСЛОВИЯ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

2~3: — «ПРОПОВЕДЬ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

1~4: — «НАЧАЛА»  (~ SAPIENTI  SAT !)

2~5: — «О ВСТРЕЧЕ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

3~6: — «ПОСЛАЛ КАК ОВЕЦ СРЕДИ ВОЛКОВ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

4~5: — «300 ЛЕТ (СИМЕОНУ)»  (~ «ИЗМЕРЕНИЕ» ④ + SAPIENTI  SAT !)

5~6: — «СИМЕОН: ОДИН ИЗ 70-ТИ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

4~7: — «ПРЕДСТАВЛЕНИЕ НЕЕВКЛИДОВОЙ ГЕОМЕТРИИ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~8: — «СТИХОТВОРЕНИЕ БРОДСКОГО СРЕТЕНИЕ»  (~ ИОСИФ & АННА !)

6~9: — «УТАИЛ ОТ ПРЕМУДРЫХ И РАЗУМНЫХ И ОТКРЫЛ ЕСИ ТО МЛАДЕНЦАМ»
(~ SAPIENTI  SAT !)


7~8: — «ТУТ КОНЕЦ ПЕРСПЕКТИВЫ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

8~9: — «АННА — ВСЕЯ РУСИ ИСКУПЛЕННЫЙ ГЛАГОЛ»  (~ SAPIENTI  SAT !)






пятница, 14 февраля 2014 г.

КРОССЕНС № 389: — «Утаил от премудрых и разумных и открыл
еси то младенцам».


То  берёзка,  то  рябина...




1~2: — «БАРЫШ + АНГЕЛ-БАРЫШНЯ»  (~ БАРЫШНИКОВ ① !)

2~3: — «СЕМИНАРИСТ-КАРЬЕРИСТ»  (~ С МЕСТА В КАРЬЕР ③ !)

1~4: — «НЕ ПОЙМЁТ И НЕ ЗАМЕТИТ ГОРДЫЙ ВЗОР ИНОПЛЕМЕННЫЙ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

2~5: — «РАКИТИН»  (~ СМ. ЭПИГРАФ !)

3~6: — «КАРЬЕРНЫЕ СООБРАЖЕНИЯ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

4~5: — «ЭТА СКУДНАЯ ПРИРОДА»  (~ SAPIENTI  SAT !)

Эти бедные селенья,
Эта скудная природа —
Край родной долготерпенья,
Край ты русского народа!
Не поймёт и не заметит
Гордый взор иноплеменный
Что сквозит и тайно светит
В наготе твоей смиренной.
Удручённый ношей крестной,
Всю тебя, земля родная,
В рабском виде Царь небесный
Исходил, благословляя.

Т ю т ч е в

5~6: — «КРАЙ РОДНОЙ, НАВЕК ЛЮБИМЫЙ, ГДЕ НАЙДЁШЬ ЕЩЁ ТАКОЙ ?»  (~ СМ. ЭПИГРАФ !)

4~7: — «СМ. ЗАГОЛОВОК ПОСТА»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~8: — «НАШ КРАЙ: РУССКИЙ ДУХ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

6~9: — «УТЕЧКА МОЗГОВ ИЗ РОССИИ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

7~8: — 1) «ЧОРТЪ = АВТОР “БРАТЬЕВ КАРАМАЗОВЫХ”»  (~ SAPIENTI  SAT !);

2) «ИВАНОВ ПРОЕКТ СПАСТИ МИТЮ»  (~ SAPIENTI  SAT !)


— У тебя расстроены нервы,— заметил джентльмен с развязно-небрежным, но совершенно дружелюбным однако видом, — ты сердишься на меня даже за то, что я мог простудиться, а между тем произошло оно самым естественным образом. Я тогда поспешал на один дипломатический вечер к одной высшей петербургской даме, которая метила в министры. Ну, фрак, белый галстук, перчатки, и однако я был ещё бог знает где, и чтобы попасть к вам на землю предстояло ещё перелететь пространство... конечно, это один только миг, но ведь и луч света от солнца идёт целых восемь минут, а тут, представь, во фраке и в открытом жилете. Духи не замерзают, но уж когда воплотился, то... словом, светренничал, и пустился, а ведь в пространствах-то этих, в эфире-то, в воде-то этой, яже бе над твердию, — ведь это такой мороз... то есть какое мороз, — это уж и морозом назвать нельзя, можешь представить: сто пятьдесят градусов ниже нуля! Известна забава деревенских девок: на тридцатиградусном морозе предлагают новичку лизнуть топор; язык мгновенно примерзает, и олух в кровь сдирает с него кожу; так ведь это только на тридцати градусах, а на ста-то пятидесяти, да тут только палец, я думаю, приложить к топору, и его как не бывало, если бы... только там мог случиться топор...

— А там может случиться топор? — рассеянно и гадливо перебил вдруг Иван Федорович. Он сопротивлялся изо всех сил, чтобы не поверить своему бреду и не впасть в безумие окончательно.

— Топор? — переспросил гость в удивлении.

— Ну да, что станется там с топором? — с каким-то свирепым и настойчивым упорством вдруг вскричал Иван Федорович.

— Что станется в пространстве с топором? Quelle idee! Если куда попадет подальше, то примется, я думаю, летать вокруг земли, сам не зная зачем, в виде спутника. Астрономы вычислят восхождение и захождение топора, Гатцук внесёт в календарь, вот и всё.

8~9: — «СМЕРТЬ “МОЗГЛЯКА(М)”)» !  (~ SAPIENTI  SAT !)



среда, 12 февраля 2014 г.

 КРОССЕНС  № 388:  — «Т а к   п о з н а л   А д а м   Б о г а».


skuf1973:
Знаете, вероятность существования всемогущего антропоморфного существа, единого в трёх лицах где-то там, на "небе" (где?!) гораздо меньше вероятности его отсутствия.

cyberlife:
докажи

skuf1973:
Что доказать?

cyberlife:
что вероятность присутствия одного выдуманного персонажа выше вероятности его отсутствия. 2 курс вышки =)

skuf1973:
Ну что-ж давайте.

Итак, у нас есть две равновероятные гипотезы: а) Бог есть (b[есть]) и б) бога нет (b[нет]). Изначально вероятность обоих гипотез равна единице (1.0), т.е. они равновероятны.

Введём коэффициент k, который отражает количество атрибутов бога в каждой гипотезе. В случае b[нет] коэффициент k будет равен единице (бога — нет). В случае b[есть] — считаем:

k = 1 — Бог антропоморфен
k+1 = 2 = Бог един в трёх лицах — сын, отец, святой дух
k+1 = 3 = Бог находится где-то на "небе" (хотя Вояджеры долетели аж до границ солнечной системы и никакого бога там не увидели)

Делим начальную вероятность b на коэффициент k и получаем окончательную вероятность:

b (1.0) / k (1.0) = 1.0 — вероятность того, что бога нет
b (1.0) / k (3.0) = 0.333(3) — вероятность того, что бог есть.

Сравнить числа за тебя?

ps. На самом деле для коэффициента k следует использовать умножение на 0.5, но я упростил формулу для улучшенного понимания ситуации.

(с е т ь)




1~2: — «ИССЛЕДОВАНИЯ КРЕЩЕНСКОЙ ВОДЫ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

2~3: — 1) «ПИТЬ ИЗ ГОРЛА», «ПИТЬ В ТРИ ГОРЛА»  (~ SAPIENTI  SAT !);

2) «ТРИАДА ПОЗНАНИЯ: СОЗЕРЦАНИЕ ⇒ МЫШЛЕНИЕ ⇒ ПРАКТИКА»
(~ «АДАМОВО ЯБЛОКО» ③ !)


1~4: — 1) «ДВУПОЛОЕ-ЧЕТВЕРОНОГОЕ»  (~ SAPIENTI  SAT !);

2) «ЗЕРКАЛЬНАЯ СИММЕТРИЯ: МЫ-С-ПРИЯТЕЛЕМ-ВДВОЁМ !»
(~ «ТАК ПОЗНАЁТ АДАМ БОГА» ! !)



2~5: — «БОГ ТРОИЦУ ЛЮБИТ», «БОГ ЕСТЬ ТРОИЦА»  (~ SAPIENTI  SAT !)

3~6: — «АДАМОВО (ЯБЛОКО)»  (~ SAPIENTI  SAT !)

4~5: — «БОГ УМЕР: МЫ УБИЛИ ЕГО»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~6: — «БОГ-ЗВЕРЬ», «БОГ-ПАУК»: «ТАК ПОЗНАЛ АДАМ БОГА» !  (~ SAPIENTI  SAT !)


4~7: — «ПАН ИЛИ ПРОПАЛ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~8: — «ПАНТЕИЗМ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

6~9: — «БОГ ФИЛОСОФОВ И УЧЁНЫХ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

7~8: — 1) «ПАН & ПАНИКА»  (~ SAPIENTI  SAT !);

2) «ПАН ⇒ VRUBEL ⇒ RUBLEV ⇒ ТРОИЦА: СОТВОРИЛ, НАЗВАЛ, УВИДЕЛ»  (~ SAPIENTI  SAT !)


8~9: — 1) «ПАНЛОГИЗМ»  (~ SAPIENTI  SAT !);

2) «ТРИАДА ПОЗНАНИЯ: СОЗЕРЦАНИЕ ⇒ МЫШЛЕНИЕ ⇒ ПРАКТИКА»  (~ SAPIENTI  SAT !);




«На картинах Леонардо да Винчи скрыт лик ветхозаветного бога Яхве!?!»

вторник, 11 февраля 2014 г.

КРОССЕНС  № 387:  —  «Всемирный  день  больного».


Да,  слёз  не  надо:  чудо:  я  воскрес.
Всё  вспомню  сам,  вы  не  напоминайте.
Я  болен  был.  И  умер.  —  Не  с  небес
я  прибыл  к  вам !  Меня  не  избирайте
в  наставники,  в  учители...  Исус
Сам  прослезился,  узы  разрывая
мои  со  смертью.  Знайте:  сей  искус
закроет...  да,  закроет  двери  рая.



S A P I E N T I    S A T !

понедельник, 10 февраля 2014 г.

КРОССЕНС  № 386:  —  «Не  дай  мне  Бог  сойти  с  ума».

(д е н ь   п а м я т и   А.  С.   П у ш к и н а)


Однажды утром гуляла я в саду; подле меня шел Сеникур; мы разговаривали о Полине. Я заметила, что он глубоко чувствовал ее необыкновенные качества и что ее красота сделала на него сильное впечатление. Я, смеясь, дала ему заметить, что положение его самое романическое. В плену у неприятеля раненый рыцарь влюбляется в благородную владетельницу замка, трогает ее сердце и наконец получает ее руку. «Нет, — сказал мне Сеникур, — княжна видит во мне врага России и никогда не согласится оставить свое отечество». В эту минуту Полина показалась в конце аллеи, мы пошли к ней навстречу. Она приближалась скорыми шагами. Бледность ее меня поразила.

«Москва взята», — сказала она мне, не отвечая на поклон Сеникура; сердце мое сжалось, слезы потекли ручьем. Сеникур молчал, потупя глаза. «Благородные, просвещенные французы, — продолжала она голосом, дрожащим от негодования, — ознаменовали свое торжество достойным образом. Они зажгли Москву

— Москва горит уже два дни». — «Что вы говорите, — закричал Сеникур, — не может быть». — «Дождитесь ночи, — отвечала она сухо, — может быть, увидите зарево». — «Боже мой! Он погиб, — сказал Сеникур; как, разве вы не видите, что пожар Москвы есть гибель всему французскому войску, что Наполеону негде, нечем будет держаться, что он принужден будет скорее отступить сквозь разоренную, опустелую сторону при приближении зимы с войском расстроенным и недовольным! И вы могли думать, что французы сами изрыли себе ад! нет, нет, русские, русские зажгли Москву. Ужасное, варварское великодушие! Теперь все решено: ваше отечество вышло из опасности; но что будет с нами, что будет с нашим императором...»

Он оставил нас. Полина и я не могли опомниться. «Неужели, — сказала она, — Сеникур прав и пожар Москвы наших рук дело? Если так... О, мне можно гордиться именем россиянки! Вселенная изумится великой жертве! Теперь и падение наше мне не страшно, честь наша спасена; никогда Европа не осмелится уже бороться с народом, который рубит сам себе руки и жжет свою столицу».

П у ш к и н,   «Р о с л а в л е в»




S A P I E N T I    S A T !

к л и к а б е л ь н ы :  ⇒  ! ! ! ! !

воскресенье, 9 февраля 2014 г.

КРОССЕНС  № 385:  —  «Годовщина  смерти  Ф. М.  Достоевского».


В конце января 1881 года Достоевский серьёзно заболел, начались горловые кровотечения. Утром 28 января жена писателя Анна Григорьевна, проснувшись в семь утра, увидела, что Достоевский смотрит в её сторону. Анна Григорьевна спросила его о самочувствии, на что он ответил:

— Знаешь, Аня, я уже часа три как не сплю и всё думаю, и только теперь сознал ясно, что я сегодня умру.

— Голубчик мой, зачем ты это думаешь? — возразила Анна Григорьевна в страшном беспокойстве. — Ведь тебе теперь лучше, кровь больше не идёт, очевидно, образовалась "пробка", как говорил Кошлаков. Ради Бога, не мучай себя сомнениями, ты будешь ещё жить, уверяю тебя!

— Нет, я знаю, я должен сегодня умереть. Зажги свечу, Аня, и дай мне Евангелие.

"Это Евангелие, — вспоминает А. Г. Достоевская, — было подарено Фёдору Михайловичу в Тобольске (когда он ехал на каторгу) жёнами декабристов... Фёдор Михайлович не расставался с этою святою книгою во все четыре года пребывания в каторжных работах. Впоследствии... он часто, задумав или сомневаясь в чем-либо, открывал наудачу это Евангелие и прочитывал то, что стояло на первой странице (левой от читавшего). И теперь Фёдор Михайлович пожелал проверить свои сомнения по Евангелию. Он сам открыл святую книгу и просил прочесть.

Открылось Евангелие от Матфея. Гл. III, ст. II: "Иоанн же удерживал его и говорил: мне надобно креститься от тебя, и ты ли приходишь ко мне? Но Иисус сказал ему в ответ: не удерживай, ибо так надлежит нам исполнить великую правду".

— Ты слышишь — "не удерживай" — значит, я умру, — сказал муж и закрыл книгу.

Я не могла удержаться от слёз. Фёдор Михайлович стал меня утешать, говорил мне милые ласковые слова, благодарил за счастливую жизнь, которую он прожил со мной. Поручал мне детей, говорил, что верит мне и надеется, что я буду их всегда любить и беречь. Затем сказал мне слова, которые редкий из мужей мог бы сказать своей жене после четырнадцати лет брачной жизни:

— Помни, Аня, я тебя всегда горячо любил и не изменял тебе никогда, даже мысленно!

Я была до глубины души растрогана его задушевными словами, но и страшно встревожена, опасаясь, как бы волнение не принесло ему вреда. Я умоляла его не думать о смерти, не огорчать всех нас своими сомнениями, просила отдохнуть, уснуть. Муж послушался меня, перестал говорить, но по умиротворенному лицу было ясно видно, что мысль о смерти не покидает его и что переход в иной мир ему не страшен.

Около девяти утра Фёдор Михайлович спокойно уснул, не выпуская моей руки из своей. Я сидела не шевелясь, боясь каким-нибудь движением нарушить его сон. Но в одиннадцать часов муж внезапно проснулся, привстал с подушки, и кровотечение возобновилось. Я была в полном отчаянии, хотя изо всех сил старалась иметь бодрый вид и уверяла мужа, что крови вышло немного и что, наверно, как и третьего дня, опять образуется "пробка". На мои успокоительные слова Фёдор Михайлович только печально покачал головой, как бы вполне убеждённый в том, что предсказание о смерти сегодня же сбудется. Среди дня опять стали приходить родные знакомые и незнакомые, опять приносили письма и телеграммы...

Я весь день ни на минуту не отходила от мужа; он держал мою руку в своей и шёпотом говорил: "Бедная... дорогая... с чем я тебя оставляю... бедная, как тебе тяжело будет жить?.." Несколько раз он шептал: "Зови детей". Я звала, муж протягивал им губы, они целовали его и, по приказанию доктора, тотчас уходили, а Фёдор Михайлович провожал их печальным взором. Часа за два до кончины, когда пришли на его зов дети, Фёдор Михайлович велел отдать Евангелие своему сыну Феде...

Около семи часов у нас собралось много народу в гостиной и в столовой и ждали Кошлакова, который около этого часа посещал нас. Вдруг безо всякой видимой причины Фёдор Михайлович вздрогнул, слегка поднялся на диване, и полоска крови вновь окрасила его лицо. Мы стали давать Фёдору Михайловичу кусочки льда, но кровотечение не прекращалось... Фёдор Михайлович был без сознания, дети и я стояли на коленях у его изголовья и плакали, изо всех сил удерживаясь от громких рыданий, так как доктор предупредил, что последнее чувство, оставляющее человека, это слух, и всякое нарушение тишины может замедлить агонию и продлить страдания умирающего. Я держала руку мужа в своей руке и чувствовала, что пульс бьётся всё слабее и слабее. В восемь часов двадцать восемь минут вечера Фёдор Михайлович отошёл в вечность".

«Хроники Харона.  Энциклопедия Смерти»





пятница, 7 февраля 2014 г.

КРОССЕНС  № 383:  —  «День  рождения  Чарльза  Диккенса».


— Помните вы... Постойте, я ещё бокал выпью, — помните вы там одно место в конце, когда они — сумасшедший этот старик и эта прелестная тринадцатилетняя девочка, внучка его, после фантастического их бегства и странствий, приютились наконец где-то на краю Англии, близ какого-то готического средневекового собора, и эта девочка какую-то тут должность получила, собор посетителям показывала... И вот раз закатывается солнце, и этот ребенок на паперти собора, вся облитая последними лучами, стоит и смотрит на закат с тихим задумчивым созерцанием в детской душе, удивлённой душе, как будто перед какой-то загадкой, потому что и то, и другое, ведь как загадка — солнце, как мысль божия, а собор, как мысль человеческая... не правда ли? Ох, я не умею это выразить, но только Бог такие первые мысли от детей любит... А тут, подле неё, на ступеньках, сумасшедший этот старик, дед, глядит на неё остановившимся взглядом... Знаете, тут нет ничего такого, в этой картинке у Диккенса, совершенно ничего, но этого вы ввек не забудете, и это осталось во всей Европе — отчего? Вот прекрасное! Тут невинность! Э! не знаю, что тут, только хорошо.

Достоевский,  «Подросток»




1~2: — «ВИЙ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

2~3: — «ПЕСЕНКА (ПРО МЕДВЕДЕЙ)»  (~ SAPIENTI  SAT !)

1~4: — «CHRISTUS ~ CHRISTIE»  (~ SAPIENTI  SAT !)

2~5: — «TWIST»  (~ SAPIENTI  SAT !)

3~6: — 1) «УТРО ВЕЧЕРА МУДРЕНЕЕ»  (~ SAPIENTI  SAT !);

2) «В ЛЕСАХ» + «НА ГОРАХ» ⇒ МЕЛЬНИКОВ-ПЕЧЕРСКИЙ  (~ SAPIENTI  SAT !)


4~5: — ДЕТЕКТИВ: «ТАЙНА ЭДВИНА ДРУДА»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~6: — «ЛАВКА ДРЕВНОСТЕЙ»  (~ СР. ЭПИГРАФ !)

4~7: — «БУДУЧИ НАЧАЛНИКОМ, ПОСЛАЛ ПОДЧИНЁННОГО НА ВЕРНУЮ СМЕРТЬ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~8: — «ДЭВИД КОППЕРФИЛД»  (~ SAPIENTI  SAT !)

6~9: — «ЦИТАТА»  (~ СМ. ЭПИГРАФ !)

Кто познакомил Диккенса с Достоевским

Карамзин беседовал с Кантом в Кёнигсберге. Герцен тесно общался с Лайошем Кошутом. Тургенев дружил с Флобером. Толстой переписывался с Махатмой Ганди. Достоевский был человеком не очень светским, но и на его долю выпала знаменательная встреча: во время поездки в Лондон в 1862 году ему довелось пообщаться с Диккенсом. Во время беседы великий английский романист признался, что всех своих трогательных персонажей наделяет чертами, которыми сам хотел бы обладать, а злодеев пишет с себя реального: в нем странным образом уживаются два совершенно разных человека — один, живущий и чувствующий как дóлжно жить и чувствовать, и другой, обуреваемый противоположными страстями. Достоевский выслушал и спросил: "Что, только два?"

7~8: — «ДАВИД ~ ДЭВИД»  (~ SAPIENTI  SAT !)

8~9: — «ПОДРОСТОК»  (~ «URIAH HIP» ⇒ «ДАВИД КОППЕРФИЛЬД» ⇒ «ЗАПИСКИ ЮНОШИ» ⇒ ... !)







четверг, 6 февраля 2014 г.

КРОССЕНС  № 382:  —  «Ужас женских гениталий»  (продолжение).


6 февраля — Международный день борьбы с женским обрезанием.

6 февраля — Папа Римский Иоанн Павел II избрал святого Исидора Севильского покровителем Интернета.


к л и к а б е л ь н о !



ПАМЯТНИК  ПАУЧИХЕ  В  ОТТАВЕ

В Оттаве огромный паук сидит на площади перед зданием Национальной галереи Канады. Высота скульптуры, изготовленной из бронзы, нержавеющей стали и нитрата серебра почти 10 метров. Автор памятника — американский скульптор, график и живописец французского происхождения Луиза Буржуа. Насекомые-чудища — типичная тема в фантастике со времён Уэллса. Паук, а точнее паучиха, потому что под брюхом у нее — мешок, заполненный 26-ю мраморными яйцами белого цвета, стал международной сенсацией в художественном мире.

Прозвище скульптуры — «Маман» Это шестая и последняя скульптура художницы на тему природы. По словам художницы, скульптура посвящена её матери, которая была для неё лучшим другом. У её родных было своё дело: реставрация гобеленов, а её мать руководила этой мастерской. Она была умна, как и пауки. По мнению Буржуа, пауки дружелюбны, они едят комаров, полезны и защищают людей. Такой и была её мать.

1~2: — «И-НЕТ КАК СОШЕСТВИЕ ВО АД» + «ПОКРОВИТЕЛЬСТВА ПОЗОР»  (~ SAPIENTI  SAT !)

2~3: — «ПОКРОВИТЕЛИ И-НЕТА»  (~ SAPIENTI  SAT !)

1~4: — «БЕСКОНЕЧНЫЙ ТУПИК: БЛОГОСФЕРА»  (~ SAPIENTI  SAT !)

2~5: — «СМ. ЭПИГРАФ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

3~6: — «ФЕОФАН = Θεοφανής = БОГОЯВЛЕНИЕ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

4~5: — «ПАУТИНА ГАЛКОВСКОГО ГИПЕРТЕКСТА»  (~ SAPIENTI  SAT !)

К концу жизни паучье «я» настолько овладело Розановым, что он без него, пожалуй, уже и не мог: «Только бы увидать «ГЛАЗОК», который на меня смотрит: и уж все прочее — понятно. И тогда печаль превращается в радость. Уныние рассеивается, появляется улыбка. «Я более не один». У меня есть вечный друг». Вот и Одиноков не одинок. У него есть вечный друг Розанов. Точнее, то паучье «я» Розанова, которое действовало в нем двойственно: и изнутри, и снаружи. В Галковском «паутина розановщины» действует точно так же. Не грех еще раз процитировать Галковского: БТ является «попыткой создания вывернутого, специально приспособленного для восприятия другими внутреннего мира. Мир этот принадлежит некоему конкретному человеку, со всеми его слабостями и комплексами, и одновременно безмерному вневременному логосу». Внутренний мир, вывернутый и приспособленный для восприятия — это как раз то, что нужно пауку, раскинувшему свой ловчий логос.

Но не забудем и муху, запутавшуюся в паутине: «Автор постоянно рвёт «паутину розановщины», но всё же не вырывается из неё, а, чувствуя пустоту «отстранения», сразу же испуганно зарывается в обрывки розановских мыслей, их лоскутки, и в них как-то теряется, запутывается, «растворяется». Изложение превращается в ряд последовательно сменяющихся «отстранений» и «растворений».». На мой взгляд это очень сочное описание внешнего паучьего пищеварения в пойманной мухе. Но это не все, восхитимся еще великолепной затеей Галковского (или все же паучьего «я», действующего в нем?): «Опыт свободного ассоциативного мышления по отношению к творчеству Розанова вторичен и поэтому обладает /…/ гораздо большей рациональностью. Рациональность эта заключается прежде всего во вторичном упорядочении ассоциаций и создании максимально плотной смысловой переплетённости». Это Галковский (паучье «я» в нем) плетет паутину.

И тут надо понять, что такое паутина. В принципе, это дерево с ветвями, закрученное в спираль. Гипертекст Галковского как будто в спираль не закручен. Но это лишь потому, что он слишком короткий. Возможность спирали в нем есть: ответвления, комментариев, которые соприкасаются друг с другом. Некоторые из них четко обозначены, и в конце текста есть даже специальный «Указатель примечаний». Это те связи, которые автор предлагает увидеть читателю. Но ведь в тексте БТ скрыты тысячи невидимых связей (некоторые из них я в этом тексте как раз демонстрирую), воздействующих на подсознание читателя (особенно — неквалифицированного, старающегося вникнуть текст, дурачка, галковскомана). В этих невидимых связях вся суть.

В реальной паутине радиальные нити сухие, а между ними натянуты липкие. Паук ходит по радиальным, поэтому и не запутывается. В паутине «Бесконечного тупика» все, может быть, и наоборот. Я, знаете ли, по ним не ходил, предпочитаю не лезть в чужих сети, рассматриваю их со стороны.

Вот все, что я могу сказать в ответ на предложение Розанова захлопнуть его книгу и долго, долго гадать о том, «кто же так смотрит, заботится? Кто этот благой друг?» А теперь давайте снова откроем «Возрождающийся Египет» и будем читать с того места, на котором остановились:

Да нет, они нас вечно покинули: усопшие. Но не все, а «мои усопшие». Кто же «они»? От кого «я родился». Вот кого нашел я «около себя», кто живет во мне еще, хотя и умер. Связь «есть» и «было» найдена, связь «я есмь» и «будет» открыта.

«Я не один»… Действительно — «не один». Родители мне дали не только «жизнь», а дали в рождении, в самую секунду зачинания — и «Судьбу мою». Мог родиться глупым, но — «умен». Мог родиться больным, но — здоров. Мог родиться порочным, но — «слава Богу, думаю о добром».

Гм! гм! Читатель благородный… Поймал нас с вами Розанов (а заодно и Одинокова), перехитрил. И на чем же? На банальном эдиповом комплексе!

4~7: — «ПАУТИНА РОЗАНОВЩИНЫ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

5~6: — «ЯВЛЕНИЕ БОГА-ПАУКА»  (~ СР. «БОГ СТАЛ ПАУКОМ» НИЦШЕ !)

5~8: — «ОСНОВНОЙ ИНСТИКТ»  (~ «В ПОСТЕЛИ С МАДОННОЙ» + СМ. КИНО — НИЖЕ !)

6~9: — «ИОАНН КОЕСТИТЕЛЬ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

7~8: — «УЖАС ЖЕНСКИХ ГЕНИТАЛИЙ»  (~ SAPIENTI  SAT !)

8~9: — «THE CLIMAX = КУЛЬМИНАЦИЯ»  (~ SAPIENTI  SAT !)