суббота, 30 ноября 2013 г.

КРОССЕНС № 320: — Международный день защиты информации.


Помню, в прежнее время я и друг мой жили будто два миндальные ореха в одной скорлупе.

С а а д и





1~2: — «СЕГОДНЯ, 30 НОЯБРЯ 2013 ГОДА»
(~ «Международный день защиты информации» ① + «Смерть Оскара Уайльда 30.11.1900» ②)


Разработан "USB-презерватив", защищающий от вирусов в случайных разъемах. Подключение своих смартфонов или планшетников к чужим USB-разъемам — дело опасное. Кто знает, какие вредоносные программы и трояны могут жить на малознакомом компьютере? Но иногда другого способа подзарядить "умирающий" гаджет просто нет, для таких случаев и создан "USB-презерватив". Новый гаджет под названием USBCondom представляет собой своеобразный переходник, который при подключении изолирует контакты USB-разъема, по которым происходит передача данных, при этом сохраняя контакт с разъемами для подзарядки. То есть подпитать защищенный таким "презервативом" гаджет можно, а вот считать с него данные или, наоборот, заразить вредоносной программой — нельзя. Int3.cc, разработчик USBCondom, отмечает, что незащищенные подключения могут быть очень опасны. USB-кабели передают и энергию, и информацию, так что они могут существенно навредить, как на программном, так и на физическом уровне любым подключенным телефонам. Злоумышленники могут украсть из подключенного к непроверенному компьютеру по USB телефону любые данные: фотографии, контакты и так далее. Также с компьютера на телефон могут передаться вирусы. Причем взлому через USB-кабель подвержены даже традиционно считающиеся хорошо защищенными iOS-девайсы. Гаджет пригодится для тех, кто очень беспокоится о защите своих личных данных, но часто подключается по USB к общественным компьютерам для подзарядки мобильных устройств. Насколько "презерватив" необходим рядовому пользователю — уже большой вопрос. Тем не менее, первую партию гаджетов уже раскупили. Это говорит о том, что потребители заботятся о своей безопасности. Либо любят оригинальные названия.

к л и к а б е л е н !

2~3: — 1)  «САМЫЙ ОСТРОУМНЫЙ ЧЕЛОВЕК ВЕЛИКОБРИТАНИИ»  (~ ОСТРОУМОВА ③);

2)  «СЧАСТЬЕ — ЭТО КОГДА ТЕБЯ ПОНИМАЮТ»


1~4: — «ПОЧТОВЫЙ АНТИВИРУС», НАПРИМЕР

2~5: — «DE PROFUNDIS»  (КНИГА ЩСКАРА УАЙЛЬДА)

3~6: — «ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ»  (~ «ПОСЛЕ ПЕРВОЙ НЕ ЗАКУСЫВАЮ» ⑥)

4~5: — СБОРНИК «ИЗ ГЛУБИНЫ» В БИБЛИОТЕКЕ «ВЕХИ», НАПРИМЕР  (~ «ВЕХА = ВЕРСТОВОЙ СТОЛБ» ④)

5~6: — «БЕЗ-ДНА»  (~ «ПЕЙ ДО ДНА» ⑥)

4~7: — 1)  «ТОЛЬКО ВЁРСТЫ ПОЛОСАТЫ ПОПАДАЮТСЯ ОДНЕ»;

2)  «ПОЧТОВЫЕ ЛОШАДИ ПРОСВЕЩЕНИЯ»


5~8: — «ДЕТИ КАПИТАНА ГРАНТА»  (~ S A P I E N T I   S A T !)

6~9: — «СУДЬБА»  (~ «ГАДАТЕЛИ-АВГУРЫ» ⑨ + «СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА» ⑥)

Авгур (с жезлом и священной курицей): — 1) жрец, прорицатель у древних римлян, толковавший волю богов на основании ауспиций, то есть по поведению птиц; птицегадатель. По древнеримскому преданию, жреческая коллегия авгуров была учреждена Ромулом. Принадлежность к авгурам высоко ценилась римскими аристократами, так как давала возможность влиять на законодательство. С течением времени деятельность авгуров превратилась в формальную процедуру, при совершении которой, по сообщению Цицерона, авгуры с трудом удерживались от смеха, поскольку сами не верили в неё. Отсюда пошло выражение "улыбка авгура", применяемое к обманщикам;

2) человек, который кичится своими "особыми" знаниями, превращает их в тайну для других людей, выражает свои мысли языком, непонятным для "непосвящённых".

[Лат. augur — прорицатель, от avis — птица, gurgulio — горло, глотка.]

Смеяться (улыбаться) подобно авгуру — о людях, которые сознательно обманывают или вводят в заблуждение других.

Ауспиции — в Древнем Риме гадания по наблюдениям за полётом и криком птиц, за небесными явлениями, за едой священных кур. Ауспиции совершались высшими магистратами перед началом важного государственного акта. Толковались ауспиции жреческой коллегией авгуров. Само предзнаменование, содержащееся в полёте и крике птиц, называлось авгурий или ауспиций.

[Лат. auspicium, от avis — птица, specere — наблюдать, смотреть.]

7~8: — «ПОДРАЖАНИЕ АРАБСКОМУ»

Отрок милый, отрок нежный,
Не стыдись, навек ты мой;
Тот же в нас огонь мятежный,
Жизнью мы живем одной.
Не боюся я насмешек:
Мы сдвоились меж собой,
Мы точь в точь двойной орешек
Под единой скорлупой.

Пушеин, 1835

8~9: — «СВЯТАЯ ДРУЖБА ! — ГЛАС НАТУРЫ !!!»
(~ см. КРОССЕНС №98: — «Но, Вигель, — пощади мой зад! (Пушкин)»)

к л и к а б е л ь н ы !

четверг, 28 ноября 2013 г.

КРОССЕНС  № 318:  —  «Г у р ь е в   д е н ь».


С этого дня все нечистые убегают с земли, завидев зиму на пегой кобыле, и прячутся в преисподнюю до самых Святок.



1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —


к л и к а б е л ь н а !

среда, 27 ноября 2013 г.

КРОССЕНС  № 317:  —  «Д е н ь   с т а р у х и - п р о ц е т щ и ц ы».


Путин назвал Сбербанк старухой-процентщицей

Премьер Путин выступил на конференции, приуроченной к 170-летию Сбербанка: среди общих для таких случаев слов и отчётов о достигнутых успехах прозвучало весьма сомнительное поздравление с юбилеем:

«Если бы Сбербанк был человеком, то, вполне вероятно, на него за это время уже нашёлся бы Раскольников. Это тоже нельзя исключить», — сказал Путин.

Видимо, эта сомнительная шутка должна объясняться днём рождения Фёдора Достоевского, который отмечался накануне. Покидая мероприятие, премьер посоветовал сотрудникам банка бороться за повышение зарплаты. Перспективы такой борьбы, в условиях когда Сбербанк собирается сократить 30 000 из 240 000 сотрудников, заменив их компьютерами, вряд ли могут выглядеть многообещающими. В общем, уж поздравил, так поздравил.

12.11.2011




1~2: — «ВЛАДИМИР»: «ПОРА ТУДА, ГДЕ ТОЛЬКО ни И ТОЛЬКО не»

2~3: — «САМОУБИЙСТВО»
(~ «Борис Абрамович Березовский» ② + «Император самоубийств» ③)


1~4: — «ВЛАДИМИР»: «ПУСТЬ ВПЕРЕДИ БОЛЬШИЕ ПЕРЕМЕНЫ, Я это НИКОГДА НЕ ПОЛЮБЛЮ»

2~5: — «БОГАТА, КАК ЖИД»

3~6: — «СВЕРХ-НИЦШЕ»
(~ см. также «ЦАРСТВО ЗАРАТУСТРЫ, ИЛИ АЗСАКРА НИ ДЛЯ КОГО» на сайте «НИЦШЕ»)


4~5: — «СМ. ЭПИГРАФ»

5~6: — «ПЕРЕОЦЕНКА ЦЕННОСТЕЙ»

4~7: — «77»

5~8: — «СЕГОДНЯ, 27 НОЯБРЯ 2013 ГОДА»
(~ «День оценщика» & «День морской пехоты»)


6~9: — «ПОД ВАГНЕРА»: «ПОЛЁТ ВАЛЬКИРИЙ»

7~8: — «I M P E R I U M»

8~9: — «МОРСКАЯ ПЕХОТА»




вторник, 26 ноября 2013 г.

RE-ПУБЛИКАЦИЯ: — «Достоевский, Pussy Riot & 356 комментов».


Наш корреспондент придумал вопросы, а вот ответы классика – самые настоящие, взятые из его дневников, статей, писем и романов
Фото: фрагмент портрета работы Василия Перова

Как Достоевский рассудил бы историю с Pussy riotКомментарии: 356


После 1917 года в православных храмах бесновались очень похожие «пуськи», называемые в то время большевиками. А во времена Достоевского их называли нигилистами и анархистами. Сам же Достоевский — прямо: бесами.
Но, удивительное дело, сами они ставят себя чуть ли не вровень с классиком. Надежда Толоконникова, например, заявила на суде, что, мол, и Достоевский «был приговорен к смертной казни в связи с дерзкими выражениями против православной церкви и верховной власти». А американский профессор Петтер Рутлэнд из университета Wesleyan (штат Коннектикут) пошел еще дальше, опубликовав в ряде газет (включая выходящую в российской столице The Moscow Times) свой памфлет под названием «Что связывает Pussy Riot с Достоевским». Оказывается, вот что: «Их (участниц панк-группы. — Ред.) воззвание к правде и свободе прямо связано с традициями русской интеллигенции XIX века... Они цитируют Федора Достоевского, а не представителей западных либеральных течений».
Но чем больше я читаю откликов на статьи о «пуськах», тем сильнее меня тянет пообщаться с Федором Михайловичем. Хотите узнать его мнение о сегодняшнем моменте? Это очень просто сделать. Я придумала вопросы, а вот ответы классика — самые настоящие, взятые из его дневников, статей, писем и романов.


ПРАВОСЛАВИЕ — ЖИВОЕ ЧУВСТВО

— Федор Михайлович, какое впечатление на вас произвела акция Pussy Riot в храме?

— Я того убеждения, что оскорбление народного чувства во всем, что для него есть святого, есть страшное насилие и чрезвычайная бесчеловечность.

— А с чего вы решили, что оскорблено народное чувство? Наш народ 70 лет жил при атеизме, многие даже толком не знают, что такое причастие, хотя и называют себя христианами.

— Народ русский в огромном большинстве своем — православен и живет идеей православия в полноте, хотя и не разумеет эту идею отчетливо и научно... Русский человек ничего не знает выше христианства, да и представить не может...
Вникните в православие: это вовсе не одна только церковность и обрядность, это живое чувство, обратившееся у народа нашего в одну из тех основных живых сил, без которых не живут нации. В русском христианстве, по-настоящему, даже и мистицизма нет вовсе, в нем одно человеколюбие, один Христов образ — по крайней мере, это главное.

ДАЙ ИМ ВОЛЮ...

— Но устроители панк-молебна в храме и те, кто их поддерживает, говорят о том, что они не богохульствуют, не оскорбляют святыни, а борются с «режимом», стараются спасти Россию от диктатуры...

— Очень может быть, что... цели всех современных предводителей прогрессивной мысли — человеколюбивы и величественны. Но зато мне вот что кажется несомненным: дай всем этим современным высшим учителям полную возможность разрушить старое общество и построить заново, — то выйдет такой мрак, такой хаос, нечто до того грубое, слепое и бесчеловечное, что все здание рухнет под проклятиями человечества прежде, чем будет завершено.

— Федор Михайлович, силы, которые сейчас нападают на Русскую православную церковь, стараются как можно больше очернить Патриарха и священников. Есть много людей, поддающихся на эту пропаганду. Антихристианские силы идут дальше — они уверяют народ, что истина вовсе не там, где Бог. И Бога-то, дескать, нет, а есть одно только «поповское мракобесие». Вы передовой человек своего времени и в то же время глубоко верующий. Неужели у вас никогда не возникало сомнений?

— Я — дитя века, дитя неверия и сомнения до сих пор и даже (я знаю это) до гробовой крышки. Каких страшных мучений стоила и стоит мне теперь эта жажда верить, которая тем сильнее в душе моей, чем более во мне доводов противных. И однако же Бог посылает мне иногда минуты, в которые я совершенно спокоен; в эти минуты я люблю и нахожу, что другими любим, и в такие-то минуты я сложил себе символ веры, в котором все для меня ясно и свято.
Этот символ очень прост, вот он: верить, что нет ничего прекраснее, глубже, симпатичнее, разумнее, мужественнее и совершеннее Христа, и не только нет, но и с ревнивою любовью говорю себе, что и не может быть. Мало того, если б кто мне доказал, что Христос вне истины, и действительно было бы, что истина вне Христа, то мне лучше бы хотелось оставаться со Христом, нежели с истиной.

— Некоторые говорят, что верить в Бога вовсе не обязательно: живи, мол, по совести, этого достаточно...

— Совесть без Бога есть ужас, она может заблудиться до самого безнравственного... Представьте себе, что нет Бога и бессмертия души... Скажите, для чего мне тогда жить хорошо, делать добро, если я умру на земле совсем? Без бессмертия-то ведь все дело в том, чтоб только достигнуть мой срок, а там хоть все гори. А если так, то почему мне и не зарезать другого, не ограбить, не обворовать, или почему мне, если уж не резать, так прямо жить на счет других, в одну свою утробу? Ведь я умру, и все умрем, ничего не будет... Вся жизнь человека, личная и общественная, стоит на вере в бессмертие души. Это наивысшая идея, без которой ни человек, ни народ не могут существовать.

НАШ ЛИБЕРАЛ ОТРИЦАЕТ САМУ РОССИЮ

— Федор Михайлович, вернемся к политике. История с Pussy Riot еще раз обозначила, что Россия поделена на народ и узкий круг интеллигенции, называющей себя либералами. В то время как большинству населения понятно, что храмы не для плясок и не для политпротестов, этим господам непонятно. Их сторонники дописались в своих комментариях в нашу газету до того, что «ну и что, что Толоконникова занималась сексом в музее, она же это делала со своим мужем, а не с чужим». Что же за люди, на ваш взгляд, эти самые либералы?

— Русский либерализм не есть нападение на существующие порядки вещей, а есть нападение на саму Россию. Либерал дошел до того, что отрицает самую Россию... Каждый несчастный и не­удачный русский факт возбуждает в нем смех и чуть не восторг. Он ненавидит народные обычаи, русскую историю, все. Эту ненависть к России, еще не так давно, иные либералы наши принимали чуть не за истинную любовь к отечеству и хвалились тем, что видят лучше других, в чем она должна состоять; но теперь уже стали откровеннее и даже слова «любовь к отечеству» стали стыдиться, даже понятие изгнали и устранили, как вредное и ничтожное... Чем же это все объяснить у нас? Тем, что русский либерал есть покамест еще не русский либерал; больше ничем, по-моему.
Они первые были бы страшно несчастливы, если бы Россия как-нибудь вдруг перестроилась, хотя бы даже на их лад, и как-нибудь вдруг стала безмерно богата и счастлива. Некого было бы им тогда ненавидеть, не на кого плевать, не над чем издеваться! Тут одна только животная, бесконечная ненависть к России, в организм въевшаяся…

— А вы видели, как вдохновились защитники Pussy Riot, когда за эту группу выступили Мадонна и прочие музыканты с Запада?

— Наш русский либерал прежде всего лакей и только и смотрит, как бы кому-нибудь сапоги вычистить.

— Некоторые говорят, что приговор «пуськам» жесток. Что вы им на это ответите?

— Оправдайте, не карайте, но назовите зло злом!

Эвелина АЗАЕВА («КП»-Канада) (2 Сентября 2012, 19:22)

понедельник, 25 ноября 2013 г.

КРОССЕНС  № 315:  —  «Международный день борьбы за
ликвидацию насилия в отношении женщин».


«Скажи, пожалуйста, любезный, когда отходит следующий лебедь?»

Рассказывают, что этот ехидно-вежливый вопрос знаменитый тенор Лео Слезак задал рабочему сцены, когда тот во время постановки «Лоэнгрина» запустил на сцену ладью, влекомую лебедем, не дождавшись певца, который должен был по сюжету занять место в ладье. На самом же деле этот анекдот рассказывают о многих предшественниках Слезака. Первым певцом, который так остроумно отреагировал на преждевременный «запуск» лебедя на сцену, был первый исполнитель партии Лоэнгрина тенор Йозеф Тичачек (1807–1886).

Как тут не вспомнить известную историю из русского театра, когда герой стреляет в противника из пистолета, но выстрела не слышно (забыли зарядить пистоны). Он несколько раз безуспешно нажимает на курок, наконец в отчаянии бросает в противника сапог. Тот падает с криком: «А сапог был отравлен!»

Историю рассказывают про Щепкина, Садовского и многих-многих других славных актеров.




1~2: — «МАРИЯ»

2~3: — «ЛИЗА вместо МАТРЁШИ»
(~ «лучшая экранизация Бесов Достоевского»: «Исповедь Ставрогина»)



1~4: — «ЕЛИЗАВЕТА»

2~5: — «ЛИЗА»

3~6: — «ПРЕСКУЧНЕЙШАЯ НЕМЕЦКАЯ КАНАЛЬЯ»
(~ Достоевский о Вагнере, см. эпиграф ниже !)


4~5: — БЕЗУМНЫЕ «ГИПОТЕЗЫ & ВЕРСИИ»
(~ «НАПРИМЕР» !)


5~6: — «ВСЯ ЗАГАДОЧНОСТЬ ЛЕОНАРДО УТРАЧИВАЕТ СВОЁ ОЧАРОВАНИЕ ПРИ ПЕРВОМ ЗВУКЕ ТРИСТАНА»
(~ НИЦШЕ)


4~7: — «ЦАРИЦА = КОРОЛЕВА»

5~8: — «ЛИЗАВЕТА»

6~9: — «КОГДА ОТХОДИТ СЛЕДУЮЩИЙ ЛЕБЕДЬ ?»
(~ см. эпиграф выше !)


7~8: — «ЕЛЕНА = АЛЁНА»

8~9: — «НЕМЕЦКИЙ ШЛЯПНИК» !

Ах, голубчик мой, ландшафт здесь восхитительный, но если б ты знала, до какой степени он прискучил мне и как я его ненавижу! Кажется, здесь уже начинают разъезжаться. Жиды, мои соседи, выезжают на будущей неделе, и я квартиру не переменяю. Музыка здесь хоть и хороша, но редко Бетховен, Моцарт, а всё Вагнер (прескучнейшая немецкая каналья, несмотря на славу свою) и всякая дрянь.

Ф.М. ДОСТОЕВСКИЙ — А. Г. ДОСТОЕВСКОЙ
7 (19) августа 1879. Эмс


к л и к а б е л ь н о : ⇒ lossless-раздача на rutracker.org




воскресенье, 24 ноября 2013 г.

КРОССЕНС  № 314:  —  «З а л о м и н а».


Это  с л о в о  мне  приснилось  сегодня.







1~2: — «ЗАБУДЕТ ЧЕРНЬ К НИМ ПРЕЖНЮЮ ЛЮБОВЬ»

2~3: — «НЕСОГЛАСНОЕ»

1~4: — «НЕКОМУ БЕРЁЗУ ЗАЛОМАТИ»

См. также ИНТЕРПРЕТАЦИИ: — Tchaikovsky Symphony No. 4
(Mengelberg-1929, Stokowski-1941, Furtwangler-1951, Horenstein-1965, etc., etc.)


2~5: — 1)  «ЗАЛОМ» (~ сельдь "залом" ⑤ & "преграда, препятствие" ②);

ЗАЛО́М — преграда на пути свадебного поезда (в широком смысле — вне ритуала, вообще всякая преграда, поваленные деревья и т. п.). Иногда ее ставят недоброжелатели, колдуны и она сулит несчастье, если ее не убрать. Иногда же преграду ставят лишь для того, чтобы заставить поезжан выкупить (обычно ценой угощения) право проезда. З. наз. также "заборы" (слово, обозначающее прежде всего забор или то звено забора, ту жердь, к-рую можно открыть), а также "заставы". Последнее не только ассоциирует путь свадебного поезда с характерным пространством былины (застава богатырская, соответственно граница "своей земли"), но и становится одной из важнейших тем в приговорах дружки (преодоление опасных препятствий). Процесс перехватывания свадьбы именуется также "околишна" (вероятно, из сочетания типа "околишная подать" или "пошлина"), "перенять свадьбу" (ср. укр. название "перейма"), а также "заложить". По мнению Д. К. Зеленина, отсюда происходит употребление этого глагола в значении "выпивать" — что сомнительно, т. к. первоначально, видимо, "заложить / закладывать за воротник" (как салфетку) относилось скорее к жесту опрокидывания рюмки, а не к угощению парней, "заложивших" (дорогу).

2) «И РЫБКУ СЪЕСТЬ, И НА ХУЙ СЕСТЬ»

Значение: хотеть всё сразу

◆ А ведь это тоже попытка выскользнуть из-под удара... избежать эволюции разума, затормозить прогресс... и при этом получить бессмертие. И рыбку съесть, и... ох, извини. С. В. Лукьяненко, «Спектр»

◆ Чтоб напечатать Онегина, я в состоянии на хуй сесть, т. е. или рыбку съесть, или на хуй сесть. Дамы принимают эту пословицу в обратном смысле. А. С. Пушкин, «Письмо П. А. Вяземскому», 1824 г.

Синонимы: на ёлку залезть и жопу не ободрать; тебе как мёд, так и ложка; два горошка на ложку; эвфемизм: и рыбку съесть, и на ёлку влезть; частичн.: за двумя зайцами погонишься — ни одного не поймаешь.

3~6: — «ПП» = «ПИШИ ПРОПАЛО»

4~5: — «ЗАЛОМ (РУКИ)»

5~6: — «ZU HANDERT» = «ПО СТО ГРАММОВ»

4~7: — «МОЧИТЬ В СОРТИРЕ»  (~ диабет = «болезнь сладкой мочи» ⑦)

5~8: — «ГОРЕ ЛУКОВОЕ»

6~9: — «И НЕ ОСТАЛОСЬ НИКОГО...»  (~ пьеса Агаты Кристи по роману «10 негритят»)

7~8: — «СЛАДКIЯ СЛЕЗЫ»  (~ диабет = «болезнь сладкой мочи» ⑦)

8~9: — «ИЗБРАННЫЕ»  (~ S A P I E N T I   S A T !)


ИНТЕРПРЕТАЦИИ: — Knappertsbusch conducts Bruckner's «THIRD».


кликабельно: ⇒ lossless-раздача на «Rare classical music»



Начата была симфония в феврале (1873 г.), а закончена в августе в курортном городе Мариенбаде, где композитор проводил каникулярное время. Оттуда он написал Вагнеру, перед которым преклонялся, письмо с просьбой разрешить посвятить ему симфонию, однако ответа не дождался. Тогда Брукнер сам отправился в Байрейт, где в то время находился его кумир, занятый постройкой собственного оперного театра. Сначала Вагнер даже не пожелал принять неизвестного ему музыканта, который привез с собой две пухлые партитуры (это были Вторая и Третья симфонии), но Брукнер с присущим ему простодушным лукавством произнёс: «Маэстро при его проницательности достаточно будет взглянуть на темы, чтобы знать, что это за вещь». Вагнер, польщённый этим высказыванием, взял партитуры в руки. Вторую симфонию, перелистав ноты, он небрежно похвалил, но начав просматривать Третью симфонию, настолько увлёкся музыкой, что попросил разрешения оставить ноты себе для более внимательного знакомства. Воспользовавшись этим, Брукнер попросил разрешения посвятить симфонию Вагнеру. Ответ он получил на следующий день, когда снова явился на виллу «Ванфрид». Вагнер крепко обнял его и сказал: «Итак, дорогой Брукнер, с посвящением — это вполне приемлемо. Вы доставили мне вашим произведением необычайно большое удовольствие». «Я был так счастлив в течение двух с половиной часов», — комментировал позднее Брукнер эту встречу.

Тем не менее в дальнейшем он дважды — в 1876—1877 и в 1889 годах — перерабатывал симфонию. Первоначально в порыве преклонения перед Вагнером он использовал цитаты из его опер. В последующих вариантах он отказался от этих заимствований, оставив только лейтмотив сна из оперы «Валькирия» в коде адажио.

четверг, 21 ноября 2013 г.

КРОССЕНС  № 312:  —  «С о ю з   р у с с к о г о   н а р о д а».


21 ноября — Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных.

21 ноября 1905 г. — В. И. Ленин вернулся в Россию.

21 ноября 1905 г. — Создание Московского совета рабочих депутатов.

21 ноября 1905 г. — В Петербурге учреждён «Союз русского народа».




Московский герб: герой пронзает гада.
Дракон в крови. Герой в луче. — Так надо.

Во имя Бога и души живой
Сойди с ворот, Господень часовой!

Верни нам вольность, Воин, им — живот.
Страж роковой Москвы — сойди с ворот!

И докажи — народу и дракону —
Что спят мужи — сражаются иконы.

Марина Цветаева, 9 мая 1918




1~2: — 1)  «СЕГОДНЯ, 21 НОЯБРЯ» (~ см. эпиграф !);

2)  «ОТКУДА ПРИШЁЛ, ТУДА И ПОДИ !» (~ см. эпиграф !)


2~3: — «ПОЕДИНОК»  (~ Архистратиг Михаил ② + Два Льва: Толстой и Троцкий ③)

1~4: — 1)  «О СОПРОТИВЛЕНИИ ЗЛУ СИЛОЮ» (~ книга Ивана Ильина ④);

2)  «ИЛЬИН» (~ псевдоним Ленина)


2~5: — «СЕГОДНЯ, 21 НОЯБРЯ»: «СОЮЗ РУССКОГО НАРОДА»: ПРВОСЛАВИЕ

3~6: — 1)  «МОНАРХИЯ» (~ антимонархисты: Троцкий и Толстой ③);

2)  «КОНЦЛАГЕРЬ» (~ «лечение трудом» ③ + книга Ивана Солоневича  «Россия в концлагере»)


4~5: — «СЕГОДНЯ, 21 НОЯБРЯ»: «СОЮЗ РУССКОГО НАРОДА»: ПРВОСЛАВИЕ & САМОДЕРЖАВИЕ
(~ «О СОПРОТИВЛЕНИИ ЗЛУ СИЛОЮ»  Ивана Ильина ④)


5~6: — «СЕГОДНЯ, 21 НОЯБРЯ»: «СОЮЗ РУССКОГО НАРОДА»: САМОДЕРЖАВИЕ & НАРОДНОСТЬ
(~ «НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ»  Ивана Солоневича ④)


4~7: — «ПУТЬ САМОПОЗНАНИЯ г-на БЕЛИБЕРДЯЕВА»  (~ Журнал «ПУТЬ» + «БЕЛИБЕРДЯЕВ», словечко Ильина)

5~8: — «МОСКОВСКИЙ ГЕРБ: ГЕРОЙ ПРОНЗАЕТ ГАДА»  (~ см. эпиграф !)

6~9: — «РУССКИЙ НАРОД»

7~8: — «РУССКАЯ ИДЕЯ»

8~9: — «ПОД ПОКРОВОМ» & «БИЧ БОЖИЙ»  (~ S A P I E N T I   S A T !)

         

         

среда, 20 ноября 2013 г.

КРОССЕНС № 311: — «Б ы в а ю т   с т р а н н ы е   с б л и ж е н и я».


ООН — День индустриализации Африки.
ООН — Всемирный день ребёнка.

РПЦ — празднование иконы Божьей Матери, именуемой «Взыграние».

1945 — начало Нюрнбергского процесса.
1962 — окончание Карибского кризиса.
1990 — арестован серийный убийца Андрей Чикатило.

1885 — умер Николай Яковлевич Данилевский, (р. 1822), идеолог панславизма.
1910 — умер Лев Николаевич Толстой (р. 1828), русский писатель и философ.

1925 — родилась Майя Плисецкая, русская балерина.
1928 — родился Алексей Баталов, русский киноактёр.
1951 — родился Миша Поспелов, мой первый друг.


«Общечеловеческой цивилизации не существует и не может существовать, потому  что  это  была  бы  только  невозможная  и  вовсе  нежелательная неполнота».

Н. Я. Данилевский




1~2: — «СЕГОДНЯ, 20 НОЯБРЯ»
(~ [Лени Рифеншталь ① & «Нюрнбергский процесс»} + «День индустриализации Африки» ②)


2~3: — «ЗАБУДЕТ ЧЕРНЬ К НИМ ПРЕЖНЮЮ ЛЮБОВЬ» !

1~4: — 1)  «ЕСТЕСТВЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК РУССО»;

2)  «МОЁ БЕЛОЕ УБОЖЕСТВО БОК О БОК С ЧЁРНЫМ БОЖЕСТВОМ» (~ МЦ)


2~5: — «ВСЕМИРНЫЙ ДЕНЬ РЕБЁНКА» (~ см. эпиграф)

3~6: — СОН ГРИШКИ ОТРЕПЬЕВА В «БОРИСЕ ГОДУНОВЕ»

Ты всё писал и сном не позабылся,
А мой покой бесовское мечтанье
Тревожило, и враг меня мутил.
Мне снилося, что лестница крутая
Меня вела на башню; с высоты
Мне виделась Москва, что муравейник;
Внизу народ на площади кипел
И на меня указывал со смехом,
И стыдно мне и страшно становилось —
И, падая стремглав, я пробуждался...
И три раза мне снился тот же сон.
Не чудно ли?

Александр Пушкин, «Борис Годунов»

4~5: — «RIEN  [НИЧЕГО]»

«И католическая душа у меня есть (к любимым!) и протестантская (в обращении с детьми), — и тридцать три еретических, а вместо православной — пусто. Rien [Ничего (фр.)]» (МЦ)

5~6: — «НЕЛЬЗЯ МОЛИТЬСЯ ЗА ЦАРЯ-ИРОДА — БОГОРОДИЦА НЕ ВЕЛИТ»  (Пушкин, «Борис Годунов»)

4~7: — «МОЙ ПУШКИН»

5~8: — «ПРАВОСЛАВНАЯ» !


6~9: — «АЙ ДА ПУШКИН !  АЙ ДА СУКИН СЫН !»
(~ см. Пушкин — Вяземскому, около 7 ноября 1825 г.)


7~8: — «ПОД НЕБОМ АФРИКИ МОЕЙ / ВЗДЫХАТЬ О СУМРАЧНОЙ РОССИИ»

8~9: — «ПРОЩАЙ, НЕМЫТАЯ РОССИЯ»  (~ ПО-МОЙКА ⑨)

Серёжа Нестеров,  Миша Поспелов  и  Саша Иванов  (1966 г.)

вторник, 19 ноября 2013 г.

КРОССЕНС  № 310:  —  «...  и   у м е р л и   в   о д и н   д е н ь».


Ты  приказал  мне  долго  жить,  Иван  Иваныч:


На склоне лет, в стране за океаном
(открытой, как я думаю, при Вас),
деля помятый свой иконостас
меж печкой и продавленным диваном,
я думаю, сведи удача нас,
понадобились вряд ли бы слова нам:
ты просто бы звала меня Иваном,
и я бы отвечал тебе: "Alas".
Шотландия нам стала бы матрас.
Я б гордым показал тебя славянам.
В порт Глазго, караван за караваном,
пошли бы лапти, пряники, атлас.
Мы встретили бы вместе смертный час.
Топор бы оказался деревянным.


Бродский, «20 сонетов к Марии Стюарт»





1~2: — «ИВАН ИВАНЫЧ»  (~ см. эпиграф !)

2~3: — «Прекрасная Мельничиха»  (~ цикл Шуберта ③ + «Не, мели, Емеля...» ②)

1~4: — «СЕГОДНЯ, 19 НОЯБРЯ»
(~ умер царевич Иван Иванович ① & скончалась в Бастилии «Железная Маска» ④)


В ТРЕТЬЯКОВКЕ висит знаменитая картина, известная под народным названием «Иван Грозный убивает своего сына». В Интернете сегодня много шуток об этом репинском произведении: «Иван Грозный делает контрольный выстрел», «Иван Грозный делает из сына дочь»…

Историю о смерти сына Ивана Грозного разные источники подают по-разному. Деспотичный отец постоянно вмешивался в семейные дела своего сына. Первых двух жен наследника, Евдокию Сабурову и Петрову-Соловую (которых сам же Иоанн IV и выбрал в супруги сыну), Иван Грозный заточил в монастырь. Третьей женой царевича Ивана Ивановича стала Елена Шереметева. Иван Грозный однажды застал сноху в одной рубахе в жарко натопленной комнате. (Женщина по понятиям XVI века считалась прилично одетой только тогда, когда на ней было никак не меньше трех рубах.) Елена была беременна, но «царь не ведал жалости и прибил сноху». От побоев у царевны случился выкидыш. Пытаясь защитить жену, царевич схватил отца за руки, но тогда тот «прибил и его». От раны в висок Иван Иванович заболел «падучею болезнью», впал в лихорадку и на третий день умер. Так Иван Грозный разом лишился сына и обрек династию Рюриковичей на исчезновение.

«Рассказ о том, как Иван в порыве гнева сразил любимого сына, — не более чем легенда,
— утверждает Э. Радзинский. — Иван не просто убил. Он убивал. Борис Годунов, который пытался защитить царевича, сам весь был изранен. Вскрытие могилы Ивана Ивановича подтвердило: череп наследника был так разбит, что восстановить лицо царевича оказалось невозможным даже гениальному скульптору и антропологу Герасимову. Чтобы так убивать, нужны были причины… Царю постоянно маниакально мерещились боярские заговоры, в итоге подозревать он стал даже родного сына. Грозного пугало, что Иван так похож на него, что участвовал во всех его расправах над боярами, что хочет возглавить войска в Ливонии…»

2~5: — «БАБЬЯ БОЛТОВНЯ»  (~ «Не, мели, Емеля...» ② + «Scold’s bridle» ⑤)

Scold’s bridle — предмет, изобретенный в 1500–ых годах в Британии и распространившийся затем по Европе. Железная маска, плотно облегающая голову, надевалась на женщин в качестве наказания за грубую болтовню и споры. Разговаривать в ней было невозможно. Сверху прикреплялся колокольчик для привлечения внимания.

3~6: — «Лесной Царь» = «Erlkönig»  (~ песня Шуберта-Гёте)

4~5: — «ЧЕЛОВЕК В ЖЕЛЕЗНОЙ МАСКЕ»

5~6: — УЗДЕЧКА = BRIDLE  (~ её «отсутствие» на картинке ⑥ !)

4~7: — «МАСКИ-ШОУ»  (~ маска ④ + «парад чудовищ» во сне Тататьяны ⑦)

5~8: — «ЗАТОЧЕНИЕ МАРИИ СТЮАРТ»

6~9: — «ДВА ЦАРЯ»  (~ см. очерк МЦ «Два "Лесных царя"» — ниже !)

7~8: — «ТАТЬЯНА»

8~9: — 1)  «СТАРШАЯ СЕСТРА»;

2)  «ты просто бы звала меня Иваном, / а я бы отвечал тебе: "Увы"»  (см. эпиграф !)




3~7: — «ЗИМНИЙ ПУТЬ»

«СЕГОДНЯ, 19 НОЯБРЯ»: — 185 ЛЕТ СО ДНЯ СМЕРТИ ФРАНЦА ШУБЕРТА


Меняем  качество  с  480-ти  на  360 !


МАРИНА ЦВЕТАЕВА.  ДВА «ЛЕСНЫХ ЦАРЯ»

Дословный перевод «Лесного Царя» Гёте

Кто так поздно скачет сквозь ветер и ночь? Это отец с ребенком. Он крепко прижал к себе мальчика, ребенку у отца покойно, ребенку у отца тепло. «Мой сын, что ты так робко прячешь лицо?» — «Отец, ты не видишь Лесного Царя? Лесного Царя в короне и с хвостом?» — «Мой сын, это полоса тумана!» — «Милое дитя, иди ко мне, иди со мной! Я буду играть с тобой в чу́дные игры. На побережье моем — много пестрых цветов, у моей матери — много золотых одежд!» — «Отец, отец, неужели ты не слышишь, что Лесной Царь мне шепотом обещает?» — «Успокойся, мой сын, не бойся, мой сын, в сухой листве — ветер шуршит». — «Хочешь, нежный мальчик, идти со мной? Мои дочери чу́дно тебя будут нянчить, мои дочери ведут ночной хоровод, — убаюкают, упляшут, упоют тебя». — «Отец, отец, неужели ты не видишь — там, в этой мрачной тьме, Лесного Царя дочерей?» — «Мой сын, мой сын, я в точности вижу: то старые ивы так серо светятся…» — «Я люблю тебя, меня уязвляет твоя красота! Не хочешь охотой — силой возьму!» — «Отец, отец, вот он меня схватил! Лесной Царь мне сделал больно!» Отцу жутко, он быстро скачет, он держит в объятьях стонущее дитя, доскакал до двора с трудом, через силу — ребенок в его руках был мертв.

* * *

Знаю, что неблагодарная задача после гениального и вольного поэтического перевода давать дословный прозаический подневольный, но это мне для моей нынешней задачи необходимо.

Остановимся сначала на непереводимых словах, следовательно — непередаваемых понятьях. Их целый ряд. Начнем с первого: хвост. Хвост по-немецки и Schwanz, и Schweif; например, у собаки Schwanz, и Schweif — у льва, у дьявола, у кометы — и у Лесного Царя. Поэтому моим «хвостатым» и «с хвостом» хвост Лесного Царя принижен, унижен. Второе слово — fein, переведенное у меня «нежный», и плохо переведенное, ибо оно прежде всего означает высокое качество: избранность, неподдельность, изящество, благородство, благорожденность вещи или человека. Здесь оно и благородный, и знатный, и нежный, и редкостный. Третье слово — глагол reizt, reizen — в первичном смысле — «раздражать», «возбуждать», «вызывать на», «доводить до» (неизменно дурного: гнева, беды и т. д.). И только во вторичном — «очаровывать». Слово, здесь, ни полностью, ни в первичном смысле не переводимое. Ближе остальных по корню будет: «Я раздразнен (раздражен) твоей красотой», по смыслу: уязвлен. Четвертое в этой же строке — Gestalt — «фигура», «телосложение», «внешний вид», «форма». Обличие, распространенное на всего человека. То, как человек внешне явлен. Пятое — scheinen, по-немецки: и «казаться», и «светиться», и «мерцать», и «мерещиться». Шестое непереводимое — «Leids». «Мне сделал больно» меньше, чем «Leids gethan», одинаково и одновременно означающее и боль, и вред, и порчу, в данном гётевском случае непоправимую порчу — смерть.

Перечислив все, чего не мог или только с большим, а может быть, и неоправданным трудом мог бы передать Жуковский, обратимся к тому, что он самовольно (поскольку это слово в стихах применимо) заменил. Уже с первой строфы мы видим то, чего у Гёте не видим: ездок дан стариком, ребенок издрогшим, до первого видения Лесного Царя — уже издрогшим, что сразу наводит нас на мысль, что сам Лесной Царь бред, чего нет у Гёте, у которого ребенок дрожит от достоверности Лесного Царя. (Увидел оттого, что дрожит — задрожал оттого, что увидел.) Так же изменен и жест отца, у Гёте ребенка держащего крепко и в тепле, у Жуковского согревающего его в ответ на дрожь. Поэтому пропадает и удивление отца: «Дитя, что ко мне ты так робко прильнул?» — удивление, оправданное и усиленное у Гёте прекрасным самочувствием ребенка до видения. Вторая строфа видоизменена в каждой строке. Первое видение Лесного Царя, из уст ребенка, описательно: «Родимый! Лесной Царь в глаза мне сверкнул!» — тогда как у Гёте («Разве ты не видишь Лесного Царя?») — императивно, гипнотично, — ребенок не может себе представить, чтобы этого можно было не видеть, внушает Царя отцу. Вся разница между; «Вижу» и «Неужто ты не видишь?». Обратимся к самому видению. У Жуковского мы видим старика, величественного, «в темной короне, с густой бородой», вроде омраченного Царя — Саула очами пастуха Давида. Нам от него, как от всякой царственности, вопреки всему все-таки спокойно. У Гёте — неопределенное — неопределимое! — неизвестно какого возраста, без возраста, существо, сплошь из львиного хвоста и короны, — демона, хвостатости которого вплотную соответствуют «полоса» («лоскут», «отрезок», «обрывок», Streif) тумана, равно как бороде Жуковского вообще-туман над вообще-водой.

Каковы же соблазны, коими прельщает Лесной Царь ребенка? Скажем сразу, что гётевский Лесной Царь детское сердце — лучше знал. Чудесные игры, в которые он будет с ребенком играть — заманчивее неопределенного «веселого много в моей стороне», равно как и золотая одежда, в которую его нарядит его. Лесного Царя, мать, — соблазнительнее холодных золотых чертогов. Еще более расходятся четвертые строфы. Перечисление ребенком соблазнов Лесного Царя (да и каких соблазнов, — «золото, перлы, радость…». Точно паша — турчанке…) несравненно менее волнует нас, чем только упоминание, указание, умолчание о них ребенком: «Отец, отец, неужели ты не слышишь, что Лесной Царь мне тихонько обещает?» И это что, усиленное тихостью обещания, неназванностью обещаемого, разыгрывается в нас видениями такой силы, жути и блаженства, какие и не снились идиллическому автору «перлов и струй». Таковы же ответы отцов: безмятежный у Жуковского — «О нет, мой младенец, ослышался ты, — то ветер, проснувшись, колыхнул листы». И насмерть испуганный, пугающий — Гёте: «Успокойся, дитя! Не бойся, дитя! В сухой листве — ветер шуршит». Ответ, каждым словом бьющий тревогу — сердца. Ответ, одним словом дающий нам время года, столь же важное и неизбежное здесь, как час суток, богатейшее возможностями и невозможностями — из всех его времен.

Мы подошли к самой вершине соблазна и баллады, к месту, где Лесной Царь, неистовство обуздав, находит интонации глубже, чем отцовские-материнские, проводит нас через всю шкалу женского воздействия, всю гамму женской интонации: от женской вкрадчивости до материнской нежности; мы подошли к строфе, которая, помимо смысла, уже одним своим звучанием есть колыбельная. И опять-таки, насколько гётевский «Лесной Царь» интимнее и подробнее Жуковского, хотя бы уж одно старинное и простонародное warten (нянчить, большинством русских читателей переводимое — ждать), у Жуковского совсем опущенное, замененное: «узнать прекрасных моих дочерей»; у Жуковского — прекрасных, у Гёте — просто дочерей, ибо его, гётевский, Лесной Царь ни о чьей прекрасности, кроме мальчиковой, сейчас не может помнить. У Жуковского прекрасные дочери, у Гёте — дочери прекрасно будут нянчить.

И снова, уже бывшее, у Жуковского — пересказ видения, у Гёте — оно само: «Родимый, Лесной Царь созвал дочерей! Мне, вижу, кивают из темных ветвей…» (Хотя бы «видишь?») — и:

«Отец, отец, неужто ты не видишь — там, в этой страшной тьме, Лесного Царя дочерей?» Интонация, в которой мы узнаем собственное нетерпение, когда мы видим, а другой — не видит. И такие разные, такие соответственные вопросам ответы: олимпийский — Жуковского: «О нет, все спокойно в ночной глубине. То ветлы седые стоят в стороне», — ответ даже ивовых взмахов, то есть иллюзии видимости не дающий! И потрясенный, сердцебиенный ответ Гёте: «Мой сын, мой сын, я в точности вижу…» — ответ человека, умоляющего, заклинающего другого поверить, чтобы поверить самому, этой точностью видимых ив еще более убеждающего нас в обратном видении.

И, наконец, конец — взрыв, открытые карты, сорванная маска, угроза, ультиматум: «Я люблю тебя! Меня уязвила твоя красота! Не хочешь охотой — силой возьму!» И жуковское пассивное: «Дитя! Я пленился твоей красотой!» — точно избалованный паша рабыне, паша, сам взятый в плен, тот самый паша бирюзового и жемчужного посула. Или семидесятилетний Гёте, от созерцания римских гравюр переходящий к созерцанию пятнадцатилетней девушки. Повествовательно, созерцательно, живописующе — как на живопись… И даже гениальная передача — формула — последующей строки: «Неволей иль волей, а будешь ты мой!» — слабее гётевского: «Не хочешь охотой — силой возьму!» — как сама форма «будешь мною взят» меньше берет — чем «возьму», ослабляет и отдаляет захват — руки Лесного Царя, уже хватающей, и от которой до детского крика «больно» меньше, чем шаг, меньше, чем скок коня. У Жуковского этого крика нет: «Родимый! Лесной Царь нас хочет догнать! Уж вот он, мне душно, мне тяжко дышать». У Гёте между криком Лесного Царя — «силой возьму!» — и криком ребенка — «мне больно!» — ничего, кроме дважды повторенного: «Отец, отец», — и самого задыхания захвата, у Жуковского же — все отстояние намерения. У Жуковского Лесной Царь на загривке.

И — послесловие (ибо вещь кончается здесь), то, что мы все уже, с первой строки второй строфы уже, знали — смерть, единственное почти дословно у Жуковского совпадающее, ибо динамика вещи уже позади.

Повторяю: неблагодарная задача сопоставлять мой придирчивый дословный аритмический внехудожественный перевод с гениальной вольной передачей Жуковского. Хорошие стихи всегда лучше прозы — даже лучшей, и преимущество Жуковского надо мной слишком очевидно. Но я не прозу со стихами сравнила, а точный текст подлинника с точным текстом перевода: «Лесного Царя» Гёте с «Лесным Царем» Жуковского.

И вот выводы.

Вещи равновелики. Лучше перевести «Лесного Царя», чем это сделал Жуковский, — нельзя. И не должно пытаться. За столетие давности это уже не перевод, а подлинник. Это просто другой «Лесной Царь». Русский «Лесной Царь» — из хрестоматии и страшных детских снов.

Вещи равновелики. И совершенно разны. Два «Лесных Царя».

Но не только два «Лесных Царя» — и два Лесных Царя: безвозрастный жгучий демон и величественный старик, но не только Лесных Царя — два, и отца — два: молодой ездок и, опять-таки, старик (у Жуковского два старика, у Гёте — ни одного), сохранено только единство ребенка.

Две вариации на одну тему, два видения одной вещи, два свидетельства одного видения.

Каждый вещь увидел из собственных глаз.

Гёте, из черноты своих огненных — увидел, и мы с ним. Наше чувство за сновиденный срок Лесного Царя: как это отец не видит?

Жуковский, из глади своих карих, добрых, разумных — не увидел, не увидели и мы с ним. Поверил в туман и ивы. Наше чувство в течение «Лесного Царя» — как это ребенок не видит, что это — ветлы?

У Жуковского ребенок погибает от страха.

У Гёте от Лесного Царя.

У Жуковского — просто. Ребенок испугался, отец не сумел успокоить, ребенку показалось, что его схватили (может быть, ветка хлестнула), и из-за всего этого показавшегося ребенок достоверно умер. Как тот безумец, мнивший себя стеклянным и на разубедительный толчок здравого смысла ответивший разрывом сердца и звуком: дзинь… (Подобие, далеко заводящее.)

Один только раз, в самом конце, точно усумнившись, Жуковский предает свое благоразумие — одним только словом: «ездок оробелый»… но тут же, сам оробев, минует.

Лесной Царь Жуковского (сам Жуковский) бесконечно добрее: к ребенку добрее, — ребенку у него не больно, а только душно, к отцу добрее — горестная, но все же естественная смерть, к нам добрее — ненарушенный порядок вещей. Ибо допустить хотя бы на секунду, что Лесной Царь есть, — сместить нас со всех наших мест. Так же — прискорбный, но бывалый, случай. И само видйние добрее: старик с бородой, дедушка, «бирюзовы струи» («цветы бирюзовы, гремучие струи…»). Даже удивляешься, чего ребенок испугался? (Разве что темной короны, разве что силы любви?) Страшная сказка на ночь. Страшная, но сказка. Страшная сказка нестрашного дедушки. После страшной сказки все-таки можно спать.

Страшная сказка совсем не дедушки. После страшной гётевской не-сказки жить нельзя — так, как жили (в тот лес! Домой!).

…Добрее, холоднее, величественнее, ирреальнее. Борода величественнее хвоста, дочери, узренные, и величественнее, и холоднее, и ирреальнее, чем дочери нянчащие, вся вещь Жуковского на пороге жизни и сна.

Видение Гёте целиком жизнь или целиком сон, все равно, как это называется, раз одно страшнее другого, и дело не в названии, а в захвате дыхания.

Что больше — искусство? Спорно.

Но есть вещи больше, чем искусство.

Страшнее, чем искусство.

Ноябрь  1933

понедельник, 18 ноября 2013 г.

КРОССЕНС  № 309:  —  «С и н д р о м   П л ю ш к и н а».


Воззови, в виде лирического сильного воззванья, к прекрасному, но дремлющему человеку. Брось ему с берега доску и закричи во весь голос, чтобы спасал свою бедную душу: уже он далеко от берега, уже несёт и несёт его ничтожная верхушка света, несут обеды, ноги плясавиц, ежедневное сонное опьяненье; нечувствительно облекается он плотью и стал уже весь плоть, и уже почти нет в нём души. Завопи воплем и выставь ему ведьму старость, к нему идущую, которая вся из железа, перед которой железо есть милосердье, которая ни крохи чувства не отдаёт назад и обратно. О, если б ты мог сказать ему то, что должен сказать мой Плюшкин, если доберусь до третьего тома «Мертв<ых> душ»!

Опозорь в гневном дифирамбе новейшего лихоимца нынешних времён и его проклятую роскошь, и скверную жену его, погубившую щеголяньями и тряпками и себя, и мужа, и презренный порог их богатого дома, и гнусный воздух, которым там дышат, чтобы, как от чумы, от них побежало всё бегом и без оглядки.

Возвеличь в торжественном гимне незаметного труженика, какие, к чести высокой породы русской, находятся посреди отважнейших взяточников, которые не берут даже и тогда, как всё берёт вокруг их. Возвеличь и его, и семью его, и благородную жену его, которая лучше захотела носить старомодный чепец и стать предметом насмешек других, чем допустить своего мужа сделать несправедливость и подлость. Выставь их прекрасную бедность так, чтобы, как святыня, она засияла у всех в глазах, и каждому из нас захотелось бы самому быть бедным.

Ублажи гимном того исполина, какой выходит только из русской земли, который вдруг пробуждается от позорного сна, становится вдруг другим; плюнувши в виду всех на свою мерзость и гнуснейшие пороки, становится первым ратником добра. Покажи, как совершается это богатырское дело в истинно русской душе; но покажи так, чтобы невольно затрепетала в каждом русская природа и чтобы всё, даже в грубом и низшем сословии, вскрикнуло: «Эх, молодец!», почувствовавши, что и для него самого возможно такое дело.

Много, много предметов для лирического поэта — в книге не вместишь, не только в письме. Всякое истинное русское чувство глохнет, и некому его вызвать! Дремлет наша удаль, дремлет решимость и отвага на дело, дремлет наша крепость и сила, — дремлет ум наш среди вялой и бабьей светской жизни, которую привили к нам, под именем просвещения, пустые и мелкие нововведенья. Стряхни же сон с очей своих и порази сон других. На колени перед Богом, и проси у него Гнева и Любви! Гнева — противу того, что губит человека, любви — к бедной душе человека, которую губят со всех сторон и которую губит он сам. Найдёшь слова, найдутся выраженья, огни, а не слова, излетят от тебя, как от древних пророков, если только, подобно им, сделаешь это дело родным и кровным своим делом, если только, подобно им, посыпав пеплом главу, раздравши ризы, рыданьем вымолишь себе у Бога на то силу, и так возлюбишь спасенье земли своей, как возлюбили они спасенье богоизбранного своего народа.

ГОГОЛЬ. «ПРЕДМЕТЫ ДЛЯ ЛИРИЧЕСКОГО ПОЭТА В НЫНЕШНЕЕ ВРЕМЯ».
(Два письма к Н. М. Я.....у, 1844)




1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —

Синдром Стендаля — психосоматическое расстройство, характеризующееся частым сердцебиением, головокружением и галлюцинациями. Данная симптоматика проявляется, когда человек находится под воздействием произведений искусства, поэтому нередко синдром возникает в месте их сосредоточения — музеях, картинных галереях. Симптомы могут вызвать не только предметы искусства, но и чрезмерная красота природы: природных явлений, животных, невероятно красивых мужчин или женщин.


Астенический синдром (от др.-греч. ἀσθένεια — бессилие) — болезненное состояние, проявляющееся повышенной утомляемостью и истощаемостью с крайней неустойчивостью настроения, ослаблением самообладания, нетерпеливостью, неусидчивостью, нарушением сна, утратой способности к длительному умственному и физическому напряжению, непереносимостью громких звуков, яркого света, резких запахов. У больных также наблюдаются раздражительная слабость, выражающаяся повышенной возбудимостью и быстро наступающей вслед за ней истощаемостью, аффективная лабильность с преобладанием пониженного настроения с чертами капризности и неудовольствия, а также слезливостью.

воскресенье, 17 ноября 2013 г.

КРОССЕНС № 308: — Международный день недоношенных детей.





1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —





(«ибо  корень  всех  зол  есть  сребролюбие»)




— Хочешь, я скажу тебе?  Время разрушает всё.

— Я не думал об этом.  Что с тобой случилось?

— Я скажу тебе.  Ты не поверишь мне, потому что...  потому что...  я переспал с дочерью.

— А,  восточный синдром...


Фильм «Необратимость» с М. Беллучи и В. Касселем рекомендован к просмотру не всем. До сих пор спорят и критики и зрители «„хороший“» или «„отвратительный“» это фильм. Во многих странах, исходя из сюжета и по вполне понятным причинам этот фильм просто напросто запрещён к показу (Украина, Беларусь) и изъят с интернет-ресурсов. В России смотреть онлайн «Необратимость» пока можно. Фильм снят по принципу от обратного: т. е. каждое последнее событие предвосхищает предыдущее, т. е. последний кадр, который вы увидите, является как бы началом фильма, но это вы поймете, когда посмотрите фильм. Такое кино, безусловно, принадлежит к разряду артхаусных фильмов.

Это французская история, в которой участвуют трое. Вокруг них и закручен весь сюжет. Основной сюжет. Всё, что вы потом увидите, лишь его последствия. Главная героиня Алекс, у которой есть всё для счастья: красивая внешность, интересная жизнь, муж, любовник... Она никак не может определиться, кто же ей важнее. Оба мужчины хороши, оба любят её. Возникает любовный треугольник. Но он здесь показан французским, лёгким... Они даже общаются между собой. Как-то раз они вместе идут на вечеринку, там ругаются.

Алекс взбешённая убегает с вечеринки. И тут случается самое страшное. Фильм призван показать, как один нелепый случайный момент способен искалечить жизнь не одного, а нескольких людей. Тяжёлая, давящая музыка и съёмка вращающейся камерой дополняет эффект брутальности и безысходности ситуации. Если вам наскучило узкоколейное, однозначное кино с линейным сюжетом и предсказуемым концом, да и ещё и с подаренной режиссером надеждой, что «„все будет хорошо“», то вам обязательно надо смотреть в hd «Необратимость». Как минимум, испытать лёгкую панику и схватить нешуточный стресс вам обеспечено. А ведь фильм даже не принадлежит к разряду horror, но некоторые сцены очень реалистичны.

НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ
смотреть людям со слабой слабой нервной системой и беременным женщинам
(КАТЕГОРИЧЕСКИ)!

суббота, 16 ноября 2013 г.

КРОССЕНС  № 307:  —  «Международный  день  терпимости».


Из каждой страницы Вейнингера слышится крик: «Я люблю мужчин!» — «Ну чтó же: ты — содомит». И на этом можно закрыть книгу (…) Можно погрозить пальчиком: «Не выдавай тайны, баба! Скрой тщательнее свои грёзы!!» Он говорит о всех женщинах, как бы они были все его соперницами, — с этим же раздражением. Но женщины великодушнее. Имея каждая своего верного мужа, они нимало не претендуют на уличных самцов, и оставляют на долю Вейнингера совершенно достаточно брюк.

Ревнование (мужчин) к женщинам заставило его ненавидеть «соперниц». С тем вместе он полон глубочайшей нравственной тоски: и в ней раскрыл глубокую нравственность женщин, — которую в ревности отрицает. Он перешёл в христианство: как и вообще женщины (св. Ольга, св. Клотильда, св. Берта) первые приняли христианство. Напротив, евреев он ненавидит: и опять — потому, что они суть его «соперницы» (бабья натура евреев, — моя idée fixe).

Р о з а н о в




«С и л а   з а д н е г о   у м а»  !


1~2: — «МАТЬ»

2~3: — «НЕТ НИ ЭЛЛИНА, НИ ИУДЕЯ; НЕТ НИ МУЖЕСКОГО ПОЛА, НИ ЖЕНСКОГО»

1~4: — «HAPPY END !»

2~5: — «ХРИСТИАНСТВО» ВЕЙНИНГЕРА

3~6: — «БЫЛИ БЫ ТОЛЕРАНТЫ, БУДЕТ И ТОЛЕРАНТНОСТЬ

4~5: — «ПРОФИЛЬ: ВЕЧНЫЙ СЫН»

5~6: — ВЕЙНИНГЕРОВА «НЕНАВИСТЬ К ЕВРЕЙСТВУ»

4~7: — «JUVENILE JUSTICE !»

5~8: — «СОДОМИЯ: ЖЕНОНЕНАВИСТНИЧЕСТВО» ВЕЙНИНГЕРА

6~9: — «ЛАВОЧКА ПОРОКА» !

7~8: — «ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ»

8~9: — «ПРОСТИТУТКА»

         


         


пятница, 15 ноября 2013 г.

THE POSTNATIONAL MONITOR: — «Средний европеец как идеал & орудие всемирного разрушения» (Константин Леонтьев) + ТЕСТ.


Братья и сестры!

Берётся несколько тысяч паспортных фотографий людей одного возраста и одной национальности и смешиваются, после чего получается усреднённый портрет мужчины и женщины.

http://pmsol3.wordpress.com/2011/04/07/world-of-averages-europeave/




         
E n g l i s h

         
F r e n c h

         
G e r m a n

         
S p a n i a r d

         
R u s s i a n







     Я вспоминаю одну отвратительную картинку в какой-то иллюстрации, кажется в "Gartenlaube": сельский мирный ландшафт, кусты, вдали роща, у рощи скромная церковь (католическая). На первом плане политипажа крестный ход; старушки набожные, крестьяне без шляп; в позах и на лицах именно то "смирение", которое и в нашем простолюдине в подобных случаях нас трогает. Впереди — сельское духовенство с хоругвями. Но эти добрые, эти "смиренные перед Христом" люди не могут дойти до Его храма. Поезд железной дороги остановился зачем-то на рельсах, и шлагбаум закрыт. Им нужно долго ждать или обходить далеко. Прямо в лицо священникам, опершись на перила вагона, равнодушно глядит какой-то бородатый блузник.

     Политипаж был видимо составлен с насмешкой и злорадством...

     О, как ненавистно показалось мне спокойное и даже красивое лицо этого блузника!

     И как мне хочется теперь в ответ на странное восклицание г. Достоевского: "О, народы Европы и не знают, как они нам дороги!" — воскликнуть не от лица всей России, но гораздо скромнее, прямо от моего лица и от лица немногих мне сочувствующих: "О, как мы ненавидим тебя, современная Европа, за то, что ты погубила у себя самой все великое, изящное и святое и уничтожаешь и у нас, несчастных, столько драгоценного твоим заразительным дыханием!."

     Если такого рода ненависть — "грех", то я согласен остаться весь век при таком грехе, рождаемом любовью к Церкви... Я говорю — "к Церкви", даже и католической, ибо если б я не был православным, желал бы, конечно, лучше быть верующим католиком, чем эвдемонистом и либерал-демократом!!! Уж это слишком мерзко!!..


(К о н с т а н т и н  Л е о н т ь е в)

четверг, 14 ноября 2013 г.

КРОССЕНС  № 306:  —  «Ossa  Leibnitii»  =  «Кости  Лейбница».


Последние годы жизни Лейбница прошли в одиночестве. К нему теперь уже никто не ездил: ни учёные, ни монархи. Подагра приковала его к постели. Как-то один сердобольный друг предложил ему для облегчения болей выпить какой-то настой, изготовленный им. Лейбниц выпил и сразу же почувствовал жестокие боли в животе, а через час умер. На следующий день вечером похоронная колесница, гремя по скользкой мостовой (шёл дождь), везла обитый черным бархатом гроб на другой конец города, в Нейштадтскую церковь. Похоронную процессию составлял один человек — секретарь Лейбница, семенивший за дрогами, в длиннополом плаще, с зонтом. Через несколько лет в каменном полу церкви была установлена надгробная плита. Во время второй мировой войны бомба, сброшенная с английского самолёта, угодила прямо в Нейштадтскую церковь. Когда руины были разобраны, обнаружилась могильная плита, расколотая на части. Церковь потом восстановили, в правом приделе на возвышении воздвигли новую гробницу с надписью: «Ossa Leibnitii» — «Кости Лейбница».



1~2: — ЗАПРЕТ  (~ «Антимастурбационный пояс» ① + «Школа» ②)

2~3: — «ЭВРИСТИКА»

1~4: — «РУКОБЛУДИЕ»  (~ [blood = кровь] + «глюкометр» ④)

2~5: — «МОНАДА»  (~ «монады не имеют окон» ② & ⑤)

3~6: — «ОТКРЫТИЕ»  (~ «всемирног тяготения» ⑥)

4~5: — 1)  «СЕГОДНЯ, 14 НОЯБРЯ»  (~ «День диабета» & «Смерть Лейбница»);

2)  «АНАЛИЗ»  (~ «Анализ бесконечно малых» ⑤)


5~6: — «НЬЮТОН—ЛЕЙБНИЦ» !

4~7: — «ПОСЛЕДНЯЯ КАПЛЯ»

7~8: — «ДОИГРАЛИСЬ»  (~ игра «Ручеёк» ⑧)

5~8: — «ПРЕДУСТАНОВЛЕННАЯ ГАРМОНИЯ»

(~ игра «Ручеёк» ⑧ ⇒ «ручей = Bach» ⇒ «Bach = Бах» ⇒ «гармония» ⇒ ...)


6~9: — «ЯБЛОКО ПАДАЕТ НА ГОЛОВУ (НЬЮТОНА !)» = «(КАМЕНЬ) ТРЕБУЕТ ГОЛОВЫ»

Это у Марины Цветаевой в «Поэме Лестницы»:

В пустоту не летит с постройки
Камень — навыки таковы:
Камень требует головы!

8~9: — «КРАСНОЕ И ЧЁРНОЕ» (СТЕНДАЛЯ)

— ... Так вот, наши добрые члены безансонской конгрегации рады нажиться решительно на всём, и если ты сумеешь за это взяться, они продадут тебе мои бренные останки.

Фуке преуспел в этой мрачной сделке. Ночью он сидел у себя в комнате, возле тела своего друга, и вдруг, к своему величайшему изумлению, увидел входящую Матильду. Всего несколько часов тому назад он оставил её в десяти лье от Безансона. Глаза её блуждали, и во взгляде было что-то безумное.

— Я хочу его видеть, — сказала она.

У Фуке не хватило духу ни ответить ей, ни двинуться с места. Он показал пальцем на большой синий плащ на полу: в нём было завёрнуто всё, что осталось от Жюльена.

Она упала на колени. Конечно, воспоминание о Бонифасе де Ла-Моле и Маргарите Наваррской придавало ей какое-то сверхчеловеческое мужество. Дрожащими руками она развернула плащ. Фуке отвёл глаза.

Он слышал, как Матильда стремительно двигалась по комнате. Она зажгла одну за другой несколько свечей. Когда Фуке, собравшись с силами, обернулся, он увидал, что она положила на маленький мраморный столик прямо перед собой голову Жюльена и целовала её в лоб.

Матильда проводила своего возлюбленного до могилы, которую он сам себе выбрал. Большая процессия священников сопровождала гроб, и, втайне ото всех, одна, в наглухо занавешенной карете, она везла, положив себе на колени, голову человека, которого она так любила.