пятница, 28 июня 2013 г.

КРОССЕНС № 217: — «Если  твой  мужчина  родился  в  пятницу».


Рожденных в пятницу можно узнать по широко распахнутым глазам.
Бровки у них приподняты, походка величава.
Даже рядовой сотрудник на работе умеет вести себя так, что его принимают за начальника.
Они любят шутить, но так, чтобы не обидеть.
Любят петь и слушать музыку, зачитываются книгами.
Не будут покупать новую вещь, если она не самая-самая!
Любят смотреть на небо.
Обожают мечтать и зачастую собственную выдумку принимают за правду.
Пытаются сочинять стихи, неплохо умеют рисовать.
Если им дать возможность получить образование, то из них выйдет толк.
Рожденные в пятницу способны взять чужого ребенка на воспитание, причем не ради славы, а от сострадания к беспомощному.
Если рожденный в пятницу будет соблюдать по пятницам пост, то проживет он долго.

lady.ru




1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —





среда, 26 июня 2013 г.

КРОССЕНС  № 215:  —  «П о с л е д с т в и я   с и м п о з и о н а».


После полуночи сердце ворует
Прямо из рук запрещённую тишь.
Тихо живет — хорошо озорует,
Любишь — не любишь: ни с чем не сравнишь…

Любишь — не любишь, поймёшь — не поймаешь.
Не потому ль, как подкидыш, дрожишь,
Что пополуночи сердце пирует,
Взяв на прикус серебристую мышь?

М а н д е л ь ш т а м




1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —


вторник, 25 июня 2013 г.

КРОССЕНС  № 213:  —  . . . двадцать  лет  спустя.


«Тут на горе паслось большое стадо свиней...»




1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —


F r e d d i e   M e r c u r y  —  к л и к а б е л е н !

ВТОРНИК:  —  Жизнь в режиме «О Т Н Ы Н Е»:  Beethoven.

РАРИТЕТЫ:  —  Loewenguth  Quartet  (Beethoven,  Mozart  &  Haydn).



A U D I O  —  О Т Н Ы Н Е:

Вторник: — Гайдн,  Моцарт,  Бетховен.


Loewenguth String Quartet of Paris:

Alfred Loewenguth — 1st violin
Jacques Gotkovsky — 2nd violin
Roger Roche — viola
Roger Loewenguth — cello


Все квартеты, кроме Op.18. Запись начала 60-х, трансфер с пластинок.
Не пугайтесь 128Kbit/s mp3 — звучит очень и очень даже.

И главное — вся благодарность за такой раритет уходит человеку по имени Frank Forman.

(д и м у л ь к а)


Loewenguth был одним из великих (и забытых) квартетов 40-50-х годов. Примечательно, что сегодня ночью (вернее, уже вчера) он мне снился. Будто бы я нашёл с ними советскую виниловую пластинку. Хотя её никогда не было.
В дополнение — квартет Бетховена op.18 No 4 с ними:
http://files.mail.ru/Z8OKJS
Формат mp3.
Запись 1947-го года.

Послушал немного. Вообще это просто царский подарок!

(n i b e l u n g)


к л и к а б е л е н


к л и к а б е л е н

понедельник, 24 июня 2013 г.

КРОССЕНС  № 212:  —  «Н е б е с а   о б е т о в а н н ы е».


Дитя  на  облаке  узрел  я,  оно  мне  молвило,  смеясь ...

Вильям  Блейк




1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —





ПОНЕДЕЛЬНИК: — Жизнь в режиме «ОТНЫНЕ»:  Carmina Burana.

Early Music & Late Music: — «Carmina Burana». (+ Orff cond. Orff).


A U D I O  —  О Т Н Ы Н Е:

Понедельник: — Бах  и  «старая музыка».



«Carmina Burana». Ludus de Passione (13th Century) — Thomas Binkley:

«Carmina Burana». Aus Handschriften des 13 Jahrhunderts — Konrad Ruhland:

«Carmina Burana». Version originale — René Clemencic:



         

Карл Орф, "Carmina Burana". Загадочное произведение, единственное в своём роде. Редко исполняемое в концертах (по причине масштабности и нетривиальности — не всякий коллектив потянет), но известное практически каждому, хотя бы по гомеопатическим вкраплениям в один из альбомов "The DOORS", коротким цитатам в "Энигме" и многочисленным использованиям в кинофильмах и рекламных роликах (в частности, в известной рекламе фирмы "Партия"). Немудрено — перед нами музыка, обладающая потрясающей силой воздействия.
В 1935-м году немецкому композитору Карлу Орфу попало в руки старинное (1847 года) издание рукописного поэтического сборника XIII века "Carmina Burana", найденного в одном из Баварских монастырей. В сборнике оказались как сочинения забытых гениев своего времени, так и стихоплётства вагантов, крестьян, ремесленников... Монашеские философские изыскания ничтоже сумняшеся соседствовали с описанием разухабистых застолий, любовных утех и странных картинных образов в стиле Иеронима Босха. В этом на первый взгляд бессистемном сочетании Орф увидел воплощение вечных вопросов человечества: что есть жизнь? смерть? судьба?
Внимательно изучив сборник, К. Орф нацелился на создание огромной оратории о будущем Земли в средневековом понимании, в которой фрагменты древних песнопений сливались бы с мелодикой и ритмически акцентированными гармониями.
Оратории не получилось. То ли не смог Орф увязать прочитанное в единый сюжет (одно из необходимых условий технологии ораториального жанра), то ли поменял идею в процессе сочинения — нам с вами этого знать не дано. Но то, что осенью 1936-го вышло из-под пера мастера, оказалось ближе, скорее, к философской кантате, но с элементами... балета. Впрочем, последний параметр вряд ли возможно оценить на слух, так что будет лучше вынести его за скобки. Во всяком случае, в рамках этой рецензии.
Итак, кантата для хора, оркестра и трёх солистов "Carmina Burana" была окончена в Германии в 1936 году, а поставлена в блаженной памяти 1937-м. Исполнение произвело фурор. Споры по поводу этого "pezzo di musica" не утихают и по сей день — слишком много загадок несёт сочетание средневековых текстов на латинском и немецком языках с "энергетической" музыкой Карла Орфа. Интересно, что сам Орф не любил высказываться по поводу именно этого своего сочинения. Вероятно, оно значило для него нечто большее, чем, скажем, опера "Умница" или кантата "Catulli Carmina" со знаменитым хором "Odi et amo" ("Люблю и ненавижу") — об этих произведениях маэстро распространялся весьма охотно.
Что только музыковеды разных школ не говорили по поводу "самого загадочного произведения Карла Орфа"! Пожилой препод, читавший в нашей группе курс музыкологии, утверждал, например, что "Carmina Burana" — наиболее законченный прототип традиций современного рока. Мысль интересная, хотя и небесспорная...
Сюжетная линия кантаты зыбка и ассоциативна. Песенные и оркестровые номера представляют собой как бы контрастные картины многообразной и разносторонней жизни: в одних воспеваются радости жизни, счастье, необузданное веселье, красота весенней природы, любовная страсть, в других — нелегкая жизнь монахов и бродячих студентов, сатирическое отношение к собственному бытию. Но, пожалуй, основным философским стержнем является раздумье о переменчивой и могущественной человеческой судьбе — Фортуне.

Обратите внимание, как Орф сконструировал своё произведение: семь основных частей в свою очередь подразделяются на песенные и оркестровые номера:

"FORTUNA IMPERATRIX MUNDI" ("Судьба — властительница мира"):

"O Fortuna" ("О, Фортуна", хор);
"Forune plango vulnera" ("Оплакиваю раны нанесенные Судьбой", хор).

"I PRIMO VERE" ("Весна):

"Veris leta facies" ("Счастливое лицо весны", хор);
"Omnia Sol temperat" ("Солнце согревает все", баритон соло);
"Ecce gratum" ("Посмотри как она приятна", хор).

"UN DEM ANGER" ("На поляне"):

"Tanz" ("Танец", оркестр);
"Floret silva" ("Леса цветут", хор);
"Chrammer, gip die varwe mir" ("Торговец, дайте мне краску", сопрано соло);
"Reie" /"Swaz hie gat umbe"/ ("Хоровод" /"Те, кто ходит круг за кругом"/, хор );
Were diu werlt alle min ("Если бы весь мир был мой", хор).

"IN TABERNA" ("В таверне"):

"Estuans interius" ("Жжет внутри" ("Злобное покаяние"), баритон соло);
"Olim lacus colueram" ("Когда я жил у озера", тенор соло);
"Ego sum abbas" ("Я — аббат", баритон соло);
"In taberna quando sumus" ("Когда мы в таверне").

"COUR D'AMOUR" ("Любовные утехи"):

"Amor volat undique" ("Купидон летает всюду", хор мальчиков);
"Dies, nox et omnia" ("День, ночь и весь мир", баритон соло);
"Stetit puella" ("Девушка стояла", сопрано соло);
"Circa mea pectora" ("В моей груди", баритон соло и хор);
"Si puer cum puellula" ("Если парень с девушкой", мужской хор);
"Veni, veni, venias" ("Приди, приди, о приди же", два хора перекликаясь);
"In trutina" ("На весах", сопрано соло);
"Tempuss est iocundum" ("В это радостное время", баритон соло и хор);
"Dulcissime" ("Мой самый нежный", сопрано соло).

"BLANZIFLOR ET HELENA" ("Бланзифор и Елена")

"Ave formosissima!" ("Славься, прекраснейшая!", весь состав исполнителей).

и вновь "FORTUNA IMPERATRIX MUNDI"

"O Fortuna" ("О, Фортуна", хор).

На первой странице стихотворного сборника "Carmina Burana" была воспроизведена средневековая миниатюра "Колесо Фортуны". Считается, что именно она произвела глубокое впечатление на Карла Орфа и определила композиционный план кантаты.
Первый хор "O, Fortuna, velut luna" ("О, Фортуна, Ты изменчива как луна") неожиданно возвращается в конце кантаты. В этой своеобразной раме проходят контрастные картины жизни: напряженный и мрачный хоровой пролог "Fortune plango vulnera" ("Оплакиваю раны, нанесенные мне судьбой"), повествующий о власти судьбы над беззащитным человеком, радостные весенние хороводы ("Весна"), озорные любовные игрища ("Любовные утехи"), гротескно-пародийные эпизоды "В таверне", и, наконец, восторженный гимн всеобъемлющей любви "Ave formosissima!" из заключительной части "Бланзифор и Елена", в котором светлое торжество внезапно прерывается вторжением образа неумолимой судьбы (резкий и неожиданный возврат в суровую музыку первого хора "O, Fortuna, velut luna" — "О, Фортуна, Ты изменчива как луна, Ты разрушаешь построенное, Ты ломаешь намеченное, Тебя не разжалобят мольбы, Тебя не остановит слава земная...") — колесо Фортуны завершает полный оборот... — Борис Тараканов (1998).


Carl Orff — «Carmina Burana» (Robert Shaw, 1981):






воскресенье, 23 июня 2013 г.

КРОССЕНС  № 211:  —  «Ломай  меня  полностью...».


Теперь мы видим как бы сквозь [тусклое] стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан.

1Кор.13:12




1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —







КРОССЕНС  № 210:  —  «Возлюби  ближнего,  как  самого  себя».


Alter ego.  ⇒   Учитель.  ⇒  «Герой».  ⇒  Ученик.  ⇒  Ближний.



S A P I E N T I    S A T !


ВОСКРЕСЕНЬЕ: — Жизнь в режиме «ОТНЫНЕ»:  А. Н. Скрябин.

ПИАНИСТЫ:  —  Владимир  Софроницкий  играет  Скрябина.

Перечень  произведений  Скрябина  на  сайте  «АНС».


A U D I O  —  О Т Н Ы Н Е:

Воскресенье: — Скрябин  и  «русская музыка».



Родился в 1901 году в Петербурге
1919 — первый сольный концерт
1921 — диплом Петроградской консерватории
1928 — первые зарубежные гастроли в Варшаве и Париже
1936 — профессор Ленинградской консерватории
1939 — цикл из 12 исторических концертов в Большом зале Московской консерватории
1942 — профессор Московской консерватории
1942 — заслуженный деятель искусств РСФСР
1943 — лауреат Государственной премии СССР
1945 — участие в концерте лучших музыкантов мира на конференции в Потсдаме
Умер в 1961 году

13 мая 1921 года в Малом зале Петроградской консерватории два ее выпускника играли дипломную программу Оба — сонату Листа си-минор. Публика сразу разделилась на две половины: одна болела за Марию Юдину, вторая — за Владимира Софроницкого.
А время было более чем трудное для классического искусства. Еще шла кровавая и нечеловечески жестокая гражданская война. По городу патрулировали вооруженные рабочие и матросы, уже расстрелян Николай Гумилев, открывший список "врагов народа" среди творческой интеллигенции. Рахманинов навсегда покинул Россию, Бунин заканчивал рукопись трагических "Окаянных дней". Через полгода уедет Шаляпин... Но самое поразительное — зал консерватории был переполнен. Слушатели знали — играют два выдающихся таланта, которым предстоит прославить Россию.
Софроницкий играл последним. Как писал один из очевидцев концерта: "Выходит бледный высокий юноша, скромно кланяется, садится за рояль и несколько минут остается неподвижным, с опущенной головой. Красивый взмах рук, и он начинает сонату Листа". Он играл среди войны, разрухи, голода, отчаяния, страха, безумных планов полной переделки мира и человека...
На другой день появляется статья журналиста Стрельникова, названная в духе того времени — "Производственный успех": "Последний выпуск нашей консерватории выдвинул на эстраду две бесспорно выдающиеся артистические единицы — Марию Юдину и Владимира Софроницкого. Софроницкий не любит холодного волнения, бесстрастных сокровищ прошлого..."
Софроницкий очень рано обнаружил музыкальное дарование огромного масштаба. И даже первое слово, произнесенное им в младенческом возрасте, было не какое-нибудь, а — "лояль". Немногим позже он начал импровизировать — на заданные темы или в манере того или иного композитора. Семья его в это время живет в Варшаве, Володю начинают учить музыке, и вскоре его учительница решает показать своего воспитанника знаменитому профессору Михайловскому Профессор долго отказывался, говорил, что с маленькими не занимается, но когда он услышал игру Володи, воскликнул: "Но я же не предполагал, какое здесь дарование! Такого ученика я не могу не взять".
Известный в те годы пианист Иосиф Турчинский приходит в восторг от его игры и оставляет в его альбоме следующую запись: "Талантливейшему и милому товарищу по искусству Володе Софроницкому с искреннейшим и сердечнейшим пожеланием воздержаться возможно дольше от концертной деятельности, а работать умно, дабы укрепить свои силы и дух для великих задач искусства".
После Варшавы он учится в Петроградской консерватории. В том же году, когда умирал не нужный новой власти Блок, Софроницкий дает свой первый концерт в Москве в Малом зале консерватории. В следующем году состоялся первый концерт молодого пианиста в Большом зале Петроградской консерватории. Начинаются гастрольные выступления в Москве, Петрограде, Одессе, Саратове. А в 1928 году он уезжает почти на два года за границу. Во время гастролей Софроницкого в Париже там находился великий русский композитор Глазунов, который так откликнулся на его игру: "Я очень хорошо знаком-с Владимиром Софроницким. Это один из самых замечательных молодых русских пианистов. Его игра отличается артистической зрелостью, совершенной техникой, проникновенностью, экспрессией и звучностью. Я не боюсь утверждать, что перед ним открывается большая артистическая будущность".
В январе 1930 года Софроницкий возвращается. И снова концерты, концерты, концерты... Его талант столь велик, что никем не может быть оспорен или подвергнут сомнению. "Вот прекрасный, яркий, молодой, оригинальный пианист, способный властно захватить слушателя. Его сфера, его стихия — музыкальный микрокосмос Скрябина". Да, к этому времени уже окончательно проявились пристрастия Софроницкого. Он много играет Шуберта, Шумана, Шопена, Листа, Бетховена, но на первое место ставит Скрябина. Он даже как-то сказал: "Скрябин вне музыки". Старшая дочь Скрябина Елена Александровна становится его женой. Сам Софроницкий никогда не слышал игру Скрябина, но те, кто слышал их обоих, утверждали, что его игра удивительно напоминала игру Скрябина. Тут было чудо, которое дозволено разве что гениям.
Репертуар его был поистине безграничен. Он свидетельствовал не только о необыкновенном таланте, но и действительно бесконечном трудолюбии. Однажды Софроницкого спросили: "Если вас посадить за рояль, не прерываясь, за сколько времени вы сыграли бы весь свой репертуар?" Он подумал и ответил: "Две недели, это точно". О том, что он испытывал, когда играл, можно судить по тому, как он говорил об исполнении 8-й прелюдии Шопена: "Я очень люблю ее. Как будто радостное, благоуханное дыхание жизни неожиданно врывается и захлестывает всю душу". Однажды сыграв Экспромт Шуберта, спросил своего сына Александра:
— Какие ассоциации вызывает у тебя эта музыка?
— Ну, это какие-то философские раздумья.
— Нет, здесь стихия переживания, здесь перекликаются голоса отдаленных, неясных, но дорогих воспоминаний. Вообще Шуберт — самый добрый и земной композитор.
А о второй части сонаты сказал так "Сейчас будет самая высокая музыка на Земле. Только боюсь, дойдет ли она до публики, ведь ее так редко играют". А потом была война. Он встретил ее в Ленинграде. Трудно представить себе сегодня, что пережили несчастные жертвы ленинградской блокады. Софроницкий вместе с другими ленинградцами вынес, пережил все, что им было отпущено суровой судьбой. Среди холода, голода, артобстрелов и бомбежек, среди ежесекундного присутствия смерти Софроницкий играет для бойцов, уходящих на фронт. Зрители — в ватниках, телогрейках, шинелях. В зале мороз, как на улице, видно ледяное дыхание, а он играет в перчатках с прорезанными кончиками... В марте 42-го года умирает его отец, в течение месяца Софроницкий не мог его похоронить — у него просто не было сил. В апреле его, полуживого, вывозят в Москву... И уже через несколько дней он играет! Сольный концерт в зале Чайковского.
Он не только играет. Скоро начинает преподавать в Московской консерватории. Студенты влюблены в своего профессора. Вот как помнит то время его ученица Ольга Жукова: "Облик Владимира Владимировича отличался особой одухотворенностью, изысканностью, высокой интеллектуальностью. Красивая внешность, стройная фигура, точеные, точно высеченные из мрамора и в то же время необычайно живые выразительные руки, — все гармонировало с его внутренней красотой, душевным богатством. Теплая обстановка, царившая в нашем классе, способствовала тому, что все мы были дружны между собой, в консерватории постоянно держались стайкой и интересы у всех были общие. Любовь и восторженное отношение к нашему руководителю объединяли и окрыляли нас. Уходя с урока, мы только и думали: как бы поскорее наступило время следующего урока! Студенты других классов называли нас в шутку "софроничками", но мы не обижались, в чем-то это нам даже льстило".
В дни Победы, летом 1945 года, Владимир Софроницкий и Эмиль Гилельс играют в Потсдаме. И опять концерты и работа в консерватории. И удивительная для музыканта его масштаба скромность. Удивительная, особенно среди тщеславия и гордыни, которые так свойственны людям искусства. Как-то ему сказали, что игра Альфреда Корто напоминает его игру. Он возразил: "Это Корто напоминает меня, а я — Корто". Из живущих пианистов первое место отдавал Вальтеру Гизенкингу. Пришел в полный восторг от Глена Гульда и даже шутя говорил: "У меня Гульд личности". Самым же великим пианистом XX века он считал Рахманинова. Очень тепло отнесся к юному Ван Клиберну, в которого влюбилась вся Москва, даже специально приехал на встречу с ним в музей Скрябина. Когда в какой-то беседе кто-то сказал, что не понимает шума, поднятого вокруг Рихтера, строго оборвал; "Это вы напрасно, там есть чем восторгаться". Он умел уважать талант других, что не часто встречается.
Когда Рихтер и Софроницкий встретились наконец, было решено выпить на брудершафт. После этого, как известно, нужно обругать друг друга и перейти на "ты". Обругали. Софроницкий сказал Рихтеру: "Гений", а тот ему ответил: "Бог". Кстати, когда однажды великому Генриху Нейгаузу дали послушать запись пьесы Моцарта в исполнении Софроницкого и Рихтера и спросили, кто лучше, хотя трактовки были совершенно разными, Нейгауз ответил замечательно: "Оба — лучше".
Сам Владимир Владимирович перед игрой Нейгауза преклонялся. Еще в молодости после его концерта срочно послал родным телеграмму: "Был на концерте Гарри, счастлив, что живу в одно время с таким гением".
Часто большой художник кажется людям большим ребенком, человеком со странностями. Что ж, душа большого художника действительно скроена несколько иначе, она необыкновенно чутка к чужим страданиям, ее ничего не стоит оскорбить, задеть, ранить. Он иначе чувствует, слишком сильно. Когда Софроницкому предложили перечитать книгу Диккенса "Домби и сын", он отказался: "Нет, нет, там столько несчастья, там такие садисты, я не могу это читать". И тут не было ни намека на позу, на стремление к покою. Потому что он был убежден: нет ничего хуже для человека искусства, чем стремление к удобствам: "Нельзя чувствовать себя комфортно, как в мягком купе международного поезда". Сам он всегда метался, сомневался. К нему целиком приложимы слова Пастернака: "С кем протекли его боренья? С самим собой, с самим собой". Он не любил записываться, и был прав. Техника тех лет была далека от возможности точно зафиксировать его игру О каждой из своих записей говорил: "Это все нужно уничтожить, потому что это мои трупы". Не любил конкурсов, не мог понять, как искусство можно уподоблять спорту.
Он часто говорил, что не читал ни одной толковой рецензии на свою игру Причем страдал не только тогда, когда не понимали его творчество. Однажды по радио прослушал премьеру симфонии Шостаковича, пришел в восторг, ждал откликов, рецензий, а не дождавшись, с горечью сказал: "Вот самый великий композитор современности написал симфонию, ведь это целое событие в музыкальной жизни! А нет никакого отклика, ни единого слова в прессе. И в то же время сколько рецензий на ничтожные произведения! Критики ждут, какие указания будут свыше".
Сам он был невероятно лаконичен и точен в оценках других.
"Лист — это Европа, Антон Рубинштейн — весь мир, Рахманинов — это Вселенная".
О Ван Клиберне: "Это личность. Секрет его успеха не только в гениальной музыкальной одаренности, но и в притягательной силе личности. Публика ощущает это и тяготеет к нему".
О записи Рахманиновым "Карнавала" Шумана: "Там каждая нота — шедевр".
У всякого большого пианиста свой особый, неповторимый звук Каждому настоящему музыканту рояль отвечает особым, неповторимым звуком. Но если многими пианистами просто восторгались, то игра Софроницкого вызывала недоумение: как он может извлекать такие звуки, как он заставляет рояль так слушаться себя и так звучать? И где же найти слова, чтобы описать, как именно звучит рояль? Можно было только восторгаться. Станислав Нейгауз говорил: "За несколько дней до концерта Софроницкого в меня поселялась радость, я считал дни, оставшиеся до его концерта".
Его любили все. Глаза, весь облик Софроницкого излучали доброту. Как-то он спросил сына: "А ты тоже задумываешься, необходимое ли для человека качество — доброта?" В руках он держал газету с крупным заголовком: "Доброта. Нужна ли она?". И, не дожидаясь ответа, резко бросил: "Меня просто коробит от самого факта появления статьи с таким заголовком! Неужели кто-то нуждается в доказательстве необходимости доброты?". Он не переносил жестокости, высокомерия, чванливости, душевной черствости. Просто страдал от них. Даже в минуты веселья с его лица не сходила трагическая складка. Не мог спокойно слушать рассказы о войне — так переживал.
Владимир Владимирович в каких-то своих проявлениях был большим ребенком. Но его любимым писателем был Достоевский. Он боготворил Пушкина, сердился, когда Лермонтова ставили выше. Очень ценил Пастернака и обожал Блока, знал его наизусть чуть ли не всего. Одно из самых дорогих воспоминаний: в Варшаве юный Володя играет на рояле, из соседней комнаты выходит красивый мужчина и начинает предлагать ему темы импровизаций — "Дождик", "Вьюга", "Солнце"... И Володя тут же, на его глазах, импровизирует. Позже выяснилось — это был Блок. Чаще других Софроницкий повторял пронзительные строки:

И пусть я умру под забором как пес,
Пусть жизнь меня в землю втоптала.
Я верю: то Бог меня снегом занес,
То вьюга меня целовала.


Софроницкий был как Счастливый принц из сказки Оскара Уайльда. Тот принц-скульптура позволил ласточке по очереди выклевать его рубин, его глаза-сапфиры, все золотые пластинки своего тела, чтобы раздать нищим. Однажды во дворе дома пианист увидел орущую кошку Мальчишки объяснили, что соседи себе завели новую, а эту выбросили. Он тихо сказал: "Вот так и меня..." Не договорил, не высказался до конца — унес с собой тайну своей постоянной печали и грусти. Природа наградила пианиста щедро всем: огромным талантом, добрым сердцем, красивой душой и замечательной внешностью. Не было только здоровья, подорванного еще испытаниями ленинградской блокады. Мучили сердечные приступы, из-за которых он часто отменял концерты, а порой вынужден был уходить со сцены, не доиграв. В 1961 году вся музыкальная Москва содрогнулась: у Софроницкого рак. Он не боялся смерти. Когда врачи прописали обезболивающие наркотики, он сам их отменил: "Не обманывайте меня. Я должен все претерпеть до конца". Последний концерт он дал 7 января 1961 года в музее Скрябина. Среди других пьес была Трагическая поэма Скрябина, которая оказалась его Реквиемом. Его тело покоится на Новодевичьем, там же, где Рихтер, Оборин, Нейгауз, Прокофьев и Шостакович, а душа — в раю. — Олег ЧЕРНИКОВ


               




суббота, 22 июня 2013 г.

КРОССЕНС  № 209:  —  «И Ж И Ц А:  ремень  к  жопе  движется».


Возможно,  вы  имели  в  виду:  ижица  ремень  к  попе движется.

G o o g l e




1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —


к л и к а б е л ь н а






четверг, 20 июня 2013 г.

КРОССЕНС  № 208:  —  Крокодилы, чебуреки, блины и заседатели.


— А с чем прихлебаете чайку?  Во фляжке фруктовая.
— Недурно, матушка, хлебнём и фруктовой.

— А ваше имя как? — спросила помещица. — Ведь вы, я чай, заседатель?
— Нет, матушка, — отвечал Чичиков, усмехнувшись, — чай, не заседатель, а так ездим по своим делишкам.

(и з   Г о г о л я)




1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —



БУДУ(Ю)ЩЕЕ: W→O→S — пространство поиска и эксперимента.


О   П Р О Е К Т Е

W→O→S  —  это  пространство  поиска  и  эксперимента.

Мы стараемся выйти за рамки существующих стереотипов и нацелены на создание нового.

Самым важным для нас является команда людей, которые работают над сайтом. Мы разделяем одни и те же жизненные принципы: свобода самовыражения, уважение к пользователю, отсутствие снобизма и ханжества. Здесь не нужно быть специалистом и профессионалом — здесь важно быть инициативным и свободным. Мы не боимся ошибаться, иронизировать над собой и иногда быть не понятыми.

Мы создаем прототипы того, что в будущем будет использоваться многими.

W→O→S  —  это  попытка,  это  идея,  это  возможность.

Wide Open Space

среда, 19 июня 2013 г.

КРОССЕНС  № 207:  —  «Дураки  и  дороги  встретились.».  1957.


Я открылъ, что Китай и Испанiя совершенно одна и та же земля, и только по невѣжеству считаютъ ихъ за разныя государства. Я совѣтую всѣмъ нарочно написать на бумагѣ Испанiя, то и выйдетъ Китай:





1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —



вторник, 18 июня 2013 г.

КРОССЕНС  № 205: — «Какой  Сталкер?»  Тайна мемов раскрыта.


Пушкин умер в полном развитии своих сил и бесспорно унес с собою в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем.

Д о с т о е в с к и й



S A P I E N T I    S A T !


понедельник, 17 июня 2013 г.

КРОССЕНС  № 204:  —  «Соня,  научи  нас  жить . . .».


«Было  бы  братство,  будут  и  братья».

Ч е р н ы ш е в с к и й

«Были  бы  братья,  будет  и  братство».

Д о с т о е в с к и й




S A P I E N T I    S A T !



КРОССЕНС  № 203:  —  «Е м е л я   у ж е   н е   т о р т . . .».


Многообразие в однообразии и однообразие в многообразии: это мой секрет.

К и р а   М у р а т о в а







1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —




КРОССЕНС  № 202:  —  Однажды  Гоголь  переоделся  Пушкиным...


Девушка после того сделала прощальный книксен князю и пошла,  колеблясь  своим  тонким  станом.

А. Ф. Писемский



1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —




воскресенье, 16 июня 2013 г.

КРОССЕНС № 201: — «Но играть на мне нельзя!» (Гамлет).


«Судьба  судьбы  судьбе  судьбою  о судьбе…»



1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —





суббота, 15 июня 2013 г.

КРОССЕНС  № 200:  —  «Стул  Ван  Гога».  Золотари  и  мемы.


Хип-хоп (надм. «дрыгание бёдрами», crap without «c», укр. гіп-гоп, кащ. пих-пох, хип-жоп) — расовый негроидный музыкальный жанр. Появился в Южном Бронксе в 1967—1973, когда хиппи сошли на «нет», был импортирован понаехавшими ямайскими ди-джеями. Состоит из рэпа, то есть быстрой тарахтящей читки, и брейкбита, то есть зацикленного на несколько минут четырехсекундного отрывка барабанов, невозбранно взятого с середины какой-нибудь фанковой пластинки.

Жанр вызывает лютую ненависть со стороны панков, металлистов, говнарей, бонхэдов, ценителей академа, других «рукодельных» жанров; принимает любовь и обожание от гопников, гламурных кис, молодых ценителей и др. низших приматов. Большинству, конечно же, похуй, они слушают Филю иже с ним попсу.

«Хип-хоп» — Lurkmore



S A P I E N T I    S A T !


КРОССЕНС  № 199:  —  Русская душа-душечка.  «Душка».  Смерть.


“свинья, разгребая кучу сора, съела мимоходом цыплёнка и не заметила этого”

“у вас душа человеческая словно пареная репа”

(и з   Г о г о л я)


“Душа  находится  на  поверхности  кожи.”

(Р о з а н о в)




S A P I E N T I    S A T !




СУББОТА:  —  Жизнь в режиме «О Т Н Ы Н Е»:  Kronos  Quartet.

M I N I M A L I S M:  —  K r o n o s   Q u a r t e t  (1998: — 25 Years).


Уран, боясь погибнуть от одного из своих детей, возвращал их снова в недра земли. Поэтому Гея, изнемогавшая от бремени, уговорила Кроноса, родившегося последним, оскопить Урана.

В и к и п е д и я


Идея минимализма — это хорошо зарытое старое, очень своевременно и закономерно прорастающее из своей противоположности.


к л и к а б е л ь н ы

В разгар Вьетнамской войны молодой скрипач с Западного побережья США, уже ложась спать, услышал в ночной радиопрограмме струнный квартет под названием «Черные ангелы», выразивший, как ему показалось, все разочарования, порожденные в нем бессмысленным военным конфликтом. Именно тогда Дэвид Харрингтон решил попытаться изменить облик современной камерной музыки, обратив ее в силу, которая способна порождать перемены.

В то время модернизм разделился на два лагеря, один беспощадно исповедовал серийную технику, другой оставался интеллектуально бездеятельным, один был одержимым теорией, другой простым до инфантильности. Харрингтон считал, что его квартет, «Кронос», должен играть музыку любых стилей, не вынося о ней никаких суждений. Квартет исполнял головоломного Пандерецкого в тюрьме «Сан-Квентин» и расширенную версию «Сиреневого тумана» Джимми Хендрикса в священных стенах «Карнеги-холла». Взлохмаченные парикмахерами, одетые по самой последней моде музыканты «Кроноса» легко переходили от акустических инструментов к электронным, они дали сотни мировых премьер и привлекли внимание международной публики к десяткам композиторов — Скалторпу, Гурецкому, Голихову, Волансу, Франгису Али-Заде, Пьяццоле.

То, с чего все началось, «Черные ангелы» Джорджа Крамба, появилось в их втором альбоме вместе с написанным во время войны квартетом Шостаковича, протестом против этнических чисток в Румынии Чаушеску и адаптациями произведений Иштвана Марты, Чарльза Айвза и Томаса Таллиса. Во всех восемнадцати минутах звучания Крамба невозможно найти ни единого мигаутешения. Этот квартет, вырастающий из другого — шубертовского «Смерть и девушка» — и пестрящий цитатами из классики, открывается зудением электронных насекомых, напоминающим сошедшую с ума ночную музыку Бартока, и через лабиринт имитаций тех звуков, что «создаются костями и флейтами» и «потерянными колоколами», устремляется к средневековой паване и отголоскам «Dies Irae». По партитуре его рассыпаны в виде ключей числа, седьмые и тринадцатые, указывающие на последовательности электронных звуков, и каждая такая последовательность служит симметричным откликом на те, что ее окружают. Спустя некоторое время строгая логика этого произведения преодолевает все его несоразмерности, и ухо начинает улавливать надежду на ждущие впереди лучшие времена. Не существует лучшего музыкального мемориала полных фальсификаций и нерешительности лет правления Никсона, а сама эта запись стала фундаментом всего того, чего стремился достигнуть «Кронос».

Я слышал, как «Кронос» играл «Черных ангелов» в кампусе Беркли перед слушателями с рюкзачками, прогуливавшимися, точно на рок-концерте, по лужайкам, и замиравшими, вслушиваясь в пассажи, которые представлялись им исполненными смысла лично для них. Это вспыхивавшее и угасавшее внимание публики ничуть не сказывалось на сосредоточенности музыкантов. Напротив, они старались приладиться к настроению аудитории, переходя, если какая-то из исполняемых ими вещей оказывалась неспособной захватить внимание слушателей, к чему-то вроде джем-сейшн. То была камерная музыка века пост-модернизма, требующая коротких приливов внимания, плюс визуального воображения. Крамб создал формулу: остальное доделал «Кронос».

Норман Лебрехт, «Маэстро, шедевры и безумие» (doc)


«Оскопление Урана Кроном». Джорджо Вазари и Жерарди Христофано, XVI век.


«Сатурн, пожирающий своих детей». Франсиско Гойя, 1819-1823.



Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и, не находя, говорит: возвращусь в дом мой, откуда вышел;

и, придя, находит его выметенным и убранным;

тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там, — и бывает для человека того последнее хуже первого.

(Лук.11:24-27)




Ж И З Н Ь   В   С Т И Л Е   М И Н И М А Л И З М А

Жизнь в стиле минимализма

Современный мир — это перегруженное пространство: физическое, информационное, эмоциональное. В перегруженном пространстве, как в забитом вагоне метро, нет места для свободы. В нем нет возможности дышать и двигаться так, как нужно. И в прямом, и в переносном смысле. Идея минимализма — это хорошо зарытое старое, очень своевременно и закономерно  прорастающее из своей противоположности. Это порядок, возникающий из хаоса.

Минимализм в физическом пространстве

Идея «расхламления» так же стара, как человеческая ненасытность. В системе фэн-шуй, например, избавление от лишнего — первый шаг к гармонизации пространства и собственной жизни.

Вот что получает человек, очищая свой дом от ненужных вещей:

* свободное место для себя; его движения больше не скованы теснотой;

* свободное время, сэкономленное на обслуживании множества вещей;

* свободную энергию, которая уходила на мысли, чувства и действия, связанные с вещами.

Они занимают не только физическое пространство. Все, чем мы себя окружаем, становится частью нашей психической реальности. Атмосфера дома, в котором много ненужного хлама, давит своей застойной энергией. Даже если это самый модный «брендовый» хлам.

Минимализм в физическом пространстве — это максимально эффективные инструменты для удовлетворения потребностей. Качество предпочитается количеству. Поэтому вещь выбирается с четким пониманием, насколько и для чего она нужна. Как правило, функции массы предметов могут эффективно совмещаться в одном. Например, вместо объемного мягкого уголка, спальной кровати и старого кресла может оказаться вполне достаточно одного современного многофункционального дивана. На котором удобно сидеть, лежать и спать.

Если идти от реальной потребности — человеку нужно гораздо меньше, чем предлагает окружающий мир вещей.

Минимализм в информационном пространстве

Далеко не вся доступная информация глотается и переваривается из потребности. Здесь практически как с едой: пытаясь втолкать в себя предлагаемый супермаркетом ассортимент, человек становится неразборчивым. Он не чувствует, что действительно нужно его организму, что бесполезно и что вредно. Пропуская через себя литры кока-колы, он не получает той энергии, которую мог бы извлечь из стакана свежевыжатого сока.

«Минимализм — информационная пища, которая подается малыми дозами. Ингредиенты блюда минимализма: простые слова, здравый смысл и моментальное применение» (с).

С этой точки зрения, мне очень импонируют афористы. Идеальная пропорция слов и смысла. Как обстановка в доме минималиста, слова в афоризме максимально эффективны: они подобраны в нужном количестве, качестве и порядке. Всего одна фраза — и ваш ум получает концентрированную мысль. Которая может стоить целой книги.

Очень часто именно из соображений экологии информационного пространства минималисты отказываются продолжать путать водопровод с канализацией и избавляются  от телевидения. Либо очень тщательно «фильтруют» исходящую из него информацию, значительно ограничивая количество каналов в настройках.

Минимализм в эмоциональном пространстве

Речь, конечно же, не идет о запрете чувствовать. Скорее наоборот: отказ подвергать постоянному воздействию определенные «эмоциональные точки» наконец дает возможность почувствовать то, что есть внутри, а не то, что постоянно стимулируется снаружи.

Эмоциональная сфера человека — очень тонкий инструмент. Поэтому бесконечная игра «на нервах» (страхе, агрессии и т.д.) может расстроить его. Избавляясь от ненужных раздражителей, человек освобождает «клавиши» своей эмоциональной сферы для совсем другой музыки. Той, которая звучит внутри каждого из нас.

Пространство, в котором есть место для человека, дает ему свободу: мыслить, чувствовать и действовать согласно своей сути.

Источник