вторник, 30 апреля 2013 г.

КРОССЕНС № 144: — к р и т и к а п р а к т и ч е с к о г о р а з у м а.


Умение ставить разумные вопросы есть уже важный и необходимый признак ума или проницательности. Если вопрос сам по себе бессмыслен и требует бесполезных ответов, то кроме стыда для вопрошающего он имеет иногда ещё тот недостаток, что побуждает неосмотрительного слушателя к нелепым ответам и создает смешное зрелище: один (по выражению древних) доит козла, а другой держит под  ним  решето.

И м м а н у и л   К а н т




1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —



понедельник, 29 апреля 2013 г.

КРОССЕНС  № 143:  —  К р а с н а я   п л е с е н ь.

(«гитлерюгенд рок-н-ролл»,  наци-анальный  вопрос,  etc.)


В 12 часов по ночам из гроба встает Чебуратор…

Великие русские поэты Жуковский и Лермонтов переводили балладу немецкого поэта Зейдлица “Воздушный корабль”.

Но это всё, по большому счёту, глупости. Помню, как в школе писал сочинение, сравнивая эти два стихотворения. Интересно, можно ли было присовокупить к сочинению песенку “Гитлерюгенд-рок-н-ролл” Красной Плесени? И можно ли её считать вольным переложением баллады Зейдлица?

Плесень — наше всё.

(с е т ь)




1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —



к л и к а б е л ь н а:  —  «L u r k m o r e»


воскресенье, 28 апреля 2013 г.

КРОССЕНС  № 142:  —  И о с и ф   Б р о д с к и й.

(из  ниоткуда  в  никуда,  и  —  обратно)


Ни  страны,  ни  погоста
не  хочу  выбирать.
На  Васильевский  остров
я  приду  умирать.




1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —



к л и к а б е л ь н ы

суббота, 27 апреля 2013 г.

КРОССЕНС № 141:  —  «где»,  «куда»,  «откуда»,  «как»,  «когда».

(д в е   н е у д а ч н ы е   п о п ы т к и)





1~2: —

2~3: —

1~4: —

2~5: —

3~6: —

4~5: —

5~6: —

4~7: —

5~8: —

6~9: —

7~8: —

8~9: —


Р О С С И Я:  —  «Удручённый  ношей  крестной,
Всю  тебя,  земля  родная,
В  рабском  виде  Царь  небесный
Исходил,  благословляя».


— Мерзость. Автор паскудных зарисовок — мразь...

— Ух, ты какой резкий... а можно узнать, ты когда талантливого человека, а он безусловно талантлив, если смог столько эмоций вызвать, мразью обзываешь, что имеешь ввиду? И вот этот искусствоведческий термин "паскудные зарисовки" не очень понятен...

— Да просто ему не понравилось, что талантливый художник хоть и в гротеске но изобразил российскую действительность. Кстати, это вот тот самый настоящий наш русский народ. А не придуманные пацтреотами "добры молодцы". И в отличии от этих самых пацтреотов, художник этот народ искренне любит и жалеет. Это по лицам на картинах хорошо видно...

(и з   к о м м е н т о в)



Творчество художника Василия Шульженко не оставляет равнодушным никого.
Его или любят, или ненавидят, превозносят за понимание русской души и обвиняют в ненависти к ней же.


— Все эти жуткие пьяные физиономии, уродливые тела, скабрезные позы... Вас и впрямь трудно заподозрить в любви к народу!

— Я никогда не жил среди людей, которых изображаю, и не пытался влезть им в душу. В детстве был маменькиным сынком, не знал ни армии, ни зоны. Мои персонажи для меня — вроде дикарей для Кука. Насмотрелся на них в детстве, когда жил на даче под Касимовым. Они меня и пугали, и завораживали. На полотна все это выплеснулось гораздо позже, с началом перестройки.

— А что, "плохие русские лица" хорошо продаются на Западе?

— Большинство своих картин я действительно продаю в Америке, но, знаете, там как раз считают, что они просто пропитаны любовью к России! А здесь даже приятели говорят мне: "Не любишь ты русских, Вася!" Но я, как русский, имею полное право спросить: "А за что нас любить?" Да мы худшие люди в мире — злые, ленивые, завистливые! К примеру, американец скажет: "Мой сосед Сэм молодец, он такой успешный!" А наш деревенский пьяница будет ненавидеть и презирать работящего зажиточного мужика.
А миф о широкой русской душе? Широкой она становится лишь на время действия алкоголя.

— А может, американцам просто нравится видеть русских таким быдлом?

— Наоборот, глядя на мои картины, они начинают нас жалеть: "Какие несчастные люди!" Как наши передвижники писали страдающий народ, помнишь? Или как поэт Некрасов, который после роскошного обеда и партии в покер любил поглядеть на крестьян из окна своего особняка и пожалеть о горькой долюшке женской.

— Кстати, о женщинах. Не жалко так уродовать нас на картинах?

— Жалко, потому и пишу вас нечасто. Вот мужиков не жалко.
Недавно хозяйка галереи в Чикаго говорит мне: "Вася, у тебя на картинах все слишком много пьют и курят, в Америке это сейчас не популярно. Нельзя ли обойтись без этих сигарет и бутылок с водкой?" Да разве моих мужиков можно
представить трезвыми, без папиросы в зубах?!

— А сами выпить любите?

— Люблю. Бывает, и за работой пью. Художнику это нужно для вдохновения.

— А что, любовь не вдохновляет? Вы женаты?

— Нет, так и не женился, и детей не завел, о чем теперь жалею. Хотя женщин в жизни было — не пересчитать, и сейчас есть.

— А почему ваши герои на картинах сексом не занимаются? Это добавило бы им колориту!

— Помню, был в Касимове случай — молодой деревенский парень прямо в поле поймал и изнасиловал бабку лет семидесяти пяти.
Вот это была мысль изобразить.

— Эпатажа ради?

— Да какой тут эпатаж! Вот художник Кулик, наложивший прилюдно кучу под картиной, — это да. Сейчас ведь в живописи одно
направление — заставить говорить о себе любым способом. Не прославиться в веках, а побольше захапать при жизни.

— Но Пушкин, изображенный в виде обезьяны, или Толстой, висящий на турнике, — это разве не эпатаж?

— Меня другое удивило — ну кто в Америке знает Пушкина? И тем не менее его купили сразу. А вот Толстой, который там
знаменит, так до сих пор и не продался...


русская сермяжная живопись 

( +14 )


НАБРОСОК

Холуй трясётся. Раб хохочет.
Палач свою секиру точит.
Тиран кромсает каплуна.
Сверкает зимняя луна.

Се вид Отчества, гравюра.
На лежаке — Солдат и Дура.
Старуха чешет мертвый бок.
Се вид Отечества, лубок.

Собака лает, ветер носит.
Борис у Глеба в морду просит.
Кружатся пары на балу.
В прихожей — куча на полу.

Луна сверкает, зренье муча.
Под ней, как мозг отдельный, туча...
Пускай Художник, паразит,
другой пейзаж изобразит.

1972

И о с и ф   Б р о д с к и й




Сквер



Скотный двор



Ряженые



Верхом на кентавре



Матрос и его девушки



Полёт



Видение Кольки Рыбина



Скорая помощь



Сусанна и старцы



Фавн



Цыпленок



Барин



В бурных волнах моря житейского



Вечер в городе



Пасхальный трезвон



Спящий



Грибной сезон



Сон



Дедушка, поедем домой!



Деревня



Седе Адам прямо Рая...



Диоген



Драка пастухов



"Пятачок" в Измайлово



Ленин и народ



Стремящийся



Направляющий



Купальщицы



Портрет художника



Клоун



Картошечка



Изгнание из Рая



Прогулки с бабушкой по Москве-реке



Завтрак на траве



Прогулки с отцом по ночной Москве



Заблудившийся на карнавале



Продавцы картофеля



Дудочка



Гамлет



Гроссмейстер



Лев Толстой



Распятие



Амур



Атланты



Семья



Пивная



На просёлочной дороге



Пастырь и стадо   



Сортир



Упавший