вторник, 31 мая 2011 г.

НАСЛЕДНИКИ ПЛАТОНА: — «Листовка» Евгения Харитонова.



Мы есть бесплодные гибельные цветы. И как цветы нас надо собирать в букеты и ставить в вазу для красоты. Наш вопрос кое в чём похож на еврейский. Как, например, их гений, по общему антисемитскому мнению, расцветает чаще всего в коммерции, в мимикрии, в фельетоне, в художестве без пафоса, в житейском такте, в искусстве выживания, и есть, можно сказать, какие-то сферы деятельности, нарочно созданные ими и для них — так и наш гений процвёл, например, в самом пустом кисейном искусстве — в балете. Ясно, что нами он и создан. Танец ли это буквально и всякий шлягер, или любое другое художество, когда в основе лежит услада. Как иудейские люди должны быть высмеяны в анекдоте и в сознании всего нееврейского человечества должен твёрдо держаться образ жида-воробья, чтобы юдофобия не угасала, — иначе, что же помешает евреям занять все места в мире? (и есть поверие, что это и будет концом света) — так и наша легковесная цветочная разновидность с неизвестно куда летящей пыльцой должна быть осмеяна и превращена прямым грубым здравым смыслом простого народа в ругательное слово. Чтобы юные глупые мальчики, пока мужское стремление не утвердилось в них до конца, не вздумали поддаться слабости влюбляться в самих себя. Ибо конечно же, и в этом не может быть (у нас) никаких сомнений, но мысль эта крайне вредна и не должна быть открыто пущена в мир (чтобы не приближать конца света с другой стороны), но это так: все вы — задушенные гомосексуалисты; и правильно, вы должны раз навсегда представить себе это занятие жалким и поганым и вообще его не представлять. А что все вы — мы, ясно, как Божий день. Иначе, скажите, зачем вы так любите самих себя, то есть человека своего пола в зеркале? зачем подростки платонически влюблены в главаря дворовой шайки? зачем немолодые люди смотрят иногда со вздохом на молодых, видя в них себя, какими им уже не бывать? зачем вы выставляете в Олимпиаду на всемирное любование красивых и юных? Конечно же, в ваших натуральных глазах все это никак не имеет любовного умысла! И не должно иметь! Иначе мир чётко поляризуется, страсти полов замкнутся сами на себя и наступят Содом и Гоморра. Мы как избранные и предназначенные должны быть очерчены неприязненной чертой, чтобы наш пример не заражал. Наша избранность и назначение в том, чтобы жить одною любовию (неутолимою и бесконечною). В то время, как вы, найдя себе смолоду друга жизни (подругу), если и заглядываетесь по сторонам и расходитесь, и потом сходитесь с новой, всё же живёте в основном в семейном тепле и свободны от ежедневных любовных поисков, свободны для какого-либо дела ума, или ремесла, или хотя бы для пьянства. У нас же, у Цветов, союзы мимолетны, не связаны ни плодами ни обязательствами. Живя ежечасно в ожидании новых встреч, мы, самые пустые люди, до гроба крутим пластинки с песнями о любви и смотрим нервными глазами по сторонам в ожидании новых и новых юных вас. Но лучший цвет нашего пустого народа как никто призван танцевать танец невозможной любви и сладко о ней спеть. Мы втайне правим вкусами мира. То, что вы находите красивым, зачастую установлено нами, но вы об этом не всегда догадываетесь (о чём догадался Розанов). Избегая в жизни многого, что разжигает вас, мы в разные века и времена выразились в своих знаках, а вы приняли их за выражение аскетической высоты или красоты распада, имеющий как будто бы всеобщий смысл. Уж не говоря о том, что это мы часто диктуем вам моду в одежде, мы же и выставляем вам на любование женщин — таких, каких вы бы по своему прямому желанию, возможно, не выбрали. Если бы не мы, вы бы сильнее склонялись во вкусах к прямому, плотскому, кровопролитному. С оглядкой на нас, но не всегда отдавая себе в этом отчет, вы придали высокое значение игривому и нецелесообразному. И ясно тоже как Божий день, что именно всё изнеженное, лукавое, все ангелы падения, всё, что в бусах, бумажных цветах и слезах, всё у Бога под сердцем; им первое место в раю и Божий поцелуй. Лучших из наших юных погибших созданий он посадит к себе ближе всех. А всё благочестивое, нормальное, бородатое, все, что на земле ставится в пример, Господь хоть и заверяет в своей любви, но сердцем втайне любит не слишком. Западный закон позволяет нашим цветам открытые встречи, прямой показ нас в художестве, клубы, сходки и заявления прав — но каких? и на что? В косной морали нашего Русского Советского Отечества свой умысел! Она делает вид, что нас нет, а её Уголовное уложение видит в нашем цветочном существовании нарушение Закона; потому что чем мы будем заметнее, тем ближе Конец Света. — Евгений Харитонов.

ПИАНИСТЫ: — Мария Юдина (Johann Sebastian Bach).


«Легендарная пианистка» — под таким названием вышли два альбома записей Марии Юдиной в Германии лет 25 тому назад. Её имя, её жизнь, её искусство всегда были окружены ореолом легенд, о ней постоянно говорили — обсуждали и осуждали, бурно восторгались и резко критиковали. Юдина была — Явление, Личность!
Сменилось несколько поколений музыкантов и слушателей, появились новые критерии в оценке исполнительского искусства, но Юдину время не тронуло. Её чудо пианизма — не миф, не досужие рассказы старичков-меломанов, но сегодняшнее, современное исполнительство, впечатление от которого не меркнет с годами, искусство такого масштаба и такой глубины, которые присущи только некоторым, Богом избранным личностям.
Юдинские трактовки всегда оригинальны, в манере исполнения всё — неординарно: непривычны темпы, паузы, rubato, неожиданные замедления и ферматы — острые, не смягчённые окончания, проповедническая декларативность её исполнительства, феноменальное мастерство, кристальная ясность и честность её бескомпромиссной техники, виртуозное владение звуком — от глубокого, еле слышного пианиссимо до мощнейшего оркестрового фортиссимо, через сотни оттенков пиано и форте, всегда наполненных и говорящих. Её фразировка всегда точна, выпукла и выразительна (недаром самое частое её требование к ученикам было — «фразируй»). Какой поистине божественный праздник духа и эстетического наслаждения!
Юдина записала огромный по количеству и невероятно богатый по разнообразию репертуар — от Баха до Стравинского, Хиндемита, Кшенека, Жоливе, что опровергает мнение, будто она гениальна только в исполнении Баха, Бетховена и современной музыки. На 11 — 13 дисках серии «Наследие Марии Юдиной» мы находим великолепные интерпретации Моцарта, Мусоргского, Прокофьева; большая часть записей хорошо известна, но есть и менее известные или вообще впервые изданные. Временной диапазон записей — 20 лет, от 1948 до 1969 года; это большой блок произведений Баха, два концерта и рондо Моцарта, пьесы Прокофьева, сонаты Метнера, редко исполняемые пьесы Мусоргского. Совершенно уникальны записи произведений Баха! При всей строгости, почти пуританской суровости исполнения прелюдий и фуг (большинство из них выдерживается в одной динамике от начала до конца), при совершенно железной ритмике — такое феноменальное слышание и ведение всех голосов, такая кристально ясная артикуляция (задолго до потрясшего всех нас Гульда!). И при этом совершенная свобода в выразительности, подчёркнутость характера каждой прелюдии и каждой фуги, такая ясность в проведении тем, без обязательных «выделений», как говорил Г.Г. Нейгауз. Каким-то особым касанием задерживаются на слуху длинные ноты — без специального акцента. Невероятно и прекрасно преображение звука от клавесинного в прелюдиях и фугах «Хорошо темперированного клавира» к органному в ля-минорной фуге Баха-Листа. Звук первого баса в прелюдии потрясает! Непонятно, откуда он возникает, но, взятый на меццо форте, он звучит, как громовый Глас Божий! Все тембры органа — от звонких верхних регистров до глубоких, тяжёлых педальных, и в завершении фуги, в кульминации — открытая регистровая мощность всех органных труб и удвоений! Исполнение Юдиной конгениально самому произведению.
«Хроматическая фантазия и фуга» Баха в юдинском исполнении — один из её шедевров. Регистровка и артикуляция — клавесинные, но мощное концертное звучание ближе к органному. Суровые, властные пассажи открывают фантазию, свободное, импровизационное прелюдирование приводит к драматичным, скорбным речитативам, преры¬ваемым мощными, не терпящими возражений аккордами. Тяжёлый шаг хроматической темы фуги (несение креста на Голгофу?) достигает всей своей силы и мощи в кульминации — в удвоенных басах и аккордах.
Слушать сейчас эти бесценные интерпретации, записанные в разные годы, в разных условиях, не всегда хорошо сохранившиеся технически и, что особенно важно — без визуального, почти гипнотического восприятия Юдиной за роялем — особенное, ни с чем не сравнимое ощущение!
Профессор Виктор Деревянко,
директор инструментального департамента
Школы музыки им. Бухмана-Меты при Тель-Авивском университете,
ученик и друг М.Юдиной.




воскресенье, 29 мая 2011 г.

ЭКРАНИЗАЦИИ: — «Мастер и Маргарита» (Ю. Кара, 1994).


"МАСТЕР и МАРГАРИТА" Юрия Кары (1994 — 2011).

Дорогостоящий проект ($15 млн.) "МАСТЕР И МАРГАРИТА" инвестировала компания ТАМП, которая в 1995 году отказалась выпускать фильм на экраны, ссылаясь на необходимые доработки. Не имеющий копий фильма режиссер Юрий Кара потребовал судебного разбирательства. Начался громкий процесс, в июне 1999 года Московский городской суд признал обладателем всех авторских прав на фильм компанию ТАМП. Президент фирмы Владимир Скорый заявил, что фильм еще не готов и вскоре будет сделан перемонтаж с другим режиссером. Хранение пленки было доверено начальнику службы безопасности ТАМПа Валерию Тарасову, который после того, как их надежно спрятал, внезапно умер.





Лекция дiакона Андрея Кураева «Мастер и Маргарита».

ГОЛОСА: — Кэтлин Ферриер (Kathleen Ferrier).



четверг, 26 мая 2011 г.

СТАРОЕ КИНО: — Бетт Дэвис (Bette Davis).















ОПЕРА: — «Замок герцога Синяя Борода» (Бела Барток).


Семь симфонических картин, каждая из которых иллюстрирует преступления Герцога, изображают мрачные видения. Семь музыкальных эпизодов поражают живописной силой оркестра и зримостью музыкальных образов: I — камера пыток с цепями и крючьями, II — оружейная со следами крови, III — кладовая с золотом, IV — цветущие сады и лилии в крови, V — безбрежные луга и горы, VI — хрустальное озеро слёз, VII — обитель пленных жён. В финале Юдит уходит в седьмую дверь, всё живое в ней погибает под тяжестью короны и драгоценностей, надетых на неё Герцогом. Вокруг мрак и холод. Герцог исчезает в черной мгле... Музыкальный язык оперы чрезвычайно красочен и выразителен, что делает её очень удобной для концертного исполнения. Барток с помощью оркестровых тембров и выразительных интонаций, опирающихся на народную венгерскую мелодику, тонко показывает эмоциональное состояние героев. Музыка гибко следует за тончайшими нюансами поэтического текста...


понедельник, 23 мая 2011 г.

СТИЛЬ: — Фигурное катание (1965-й год).


Людмила Белоусова & Олег Протопопов:

Звёзды на льду. Часть 1:
Звёзды на льду. Часть 2:

воскресенье, 22 мая 2011 г.

МЕЛОДРАМА: — «Леди Каролина Лэм» (Робнрт Болт, 1972).



Джордж Гордон Байрон — «Remember Thee!» 

Стихотворение «Забыть тебя! Забыть тебя!» написано в 1812 году. Впервые опубликовано в 1824 году в книге Томаса Медвина «Беседы с лордом Байроном».
Поводом к написанию стихотворения была записка, оставленная Байрону леди Каролиной Лэм (Caroline Lamb), которой он увлекся в 1812 году после своего возвращения из путешествия по Европе, будучи уже известным поэтом, автором поэмы «Чайлд Гарольд». Ему было 24 года, ей — 27. Леди Каролина была замужем и имела сына. Это была мучительная и скандальная связь. Любовь Байрона не была долгой. В конце концов Байрон разорвал их отношения, но леди Каролина никак не могла смириться с этим и преследовала поэта всюду. Он даже сумел устать от этих преследований. Леди Каролина была измучена эмоционально и сильно исхудала. Настолько сильно, что Байрон довольно цинично заметил в разговоре с леди Мельбурн (являвшейся одновременно свекровью леди Каролины и хорошей знакомой Байрона), что его преследует скелет (...was "haunted by a skeleton"). Пытаясь лишний раз увидеть предмет своей страсти, леди Каролина довольно часто являлась к Байрону в дом без объявления визита. К тому же она имела привычку довольно экстравагантно одеваться. Нередко её можно было видеть одетой, к примеру, в костюм пажа. Их отношения явились предметом обсуждения и осуждения пуританского общества Викторианской эпохи. (Надо сказать, леди Каролина никогда не заботилась о том, чтобы скрыть подробности их связи от общества, что не было приемлемо для того времени. "She wouldn't keep it secret," сказал о ней Пол Дуглас, автор биографии Кэролин Лэм.)
Однажды, зайдя к Байрону и не застав его дома, Каролина написала на первой странице лежавшей на столе книги Remember Me! Байрон, возвратясь, тут же написал внизу два четверостишия.

*****

Remember Thee!

Remember thee! Remember thee! 
Till Lethe quench life's burning stream
Remorse and shame shall cling to thee, 
And haunt thee like a feverish dream!

Remember thee! Aye, doubt it not.
Thy husband too shall think of thee:
By neither shalt thou be forgot,
Thou false to him, thou fiend to me!

      George Gordon, Lord Byron 

Забыть тебя! Забыть тебя!
Пусть в огненном потоке лет
Позор преследует тебя, 
Томит раскаяния бред!

И мне, и мужу своему
Ты будешь памятна вдвойне:
Была ты неверна ему,
И демоном была ты мне.

     Лорд Байрон (В. Иванов)



БЕТХОВЕН: — Струнные квартеты (Quartetto Italiano).




String Quartet No. 15:

String Quartet No. 14:

String Quartet No. 13 & Grosse Fuge:

String Quartets Nos. 12 & 16:

String Quartets Nos. 9 & 10:

String Quartets Nos. 8 & 11:

String Quartet No. 7:

String Quartets Nos. 5 & 6:

String Quartets Nos. 3 & 4:

String Quartets Nos. 1 & 2:

RICHARD WAGNER: — «Siegfried» (Knappertsbusch, 1957) —
едва ли не лучшее исполнение (любимое).






суббота, 21 мая 2011 г.

БЕТХОВЕН: — «Fidelio» (Sir Georg Solti, Chicago SO & Chorus).





БЕТХОВЕН: — Hermann Scerchen & Paul Badura-Skoda.



Beethoven — Piano Concertos 1 & 2:

Beethoven — Piano Concertos 3 & 4:

Beethoven — Piano Concerto 5:

Hermann Scherchen:

Paul Badura-Skoda:

ДИРИЖЁРЫ: — Герман Шерхен (Hermann Scherchen).




Beethoven — Symphonies 1 & 4:

Beethoven — Symphonies 5 & 2:

Beethoven — Symphonies 3 & 8:

Beethoven — Symphonies 6 & 7:

Beethoven — Symphony 9:


Beethoven — Symphony No. 5 (prova / репетиция):



пятница, 20 мая 2011 г.

КНИГИ: В. Руднев — «Философия языка и семиотика безумия».
(ещё одна новейшая гадательная книга)


Вадим Руднев — доктор филологических наук, филолог, философ и психолог. Автор 15 книг, среди которых «Энциклопедический словарь культуры  века»(переиздавался трижды), «Прочь от реальности: Исследования по философии текста» (2000), «Характеры и расстройства личности» (2002), «Божественный Людвиг. Витгенштейн: Формы жизни» (2002), «Словарь безумия» (2005), «Диалог с безумием» (2005).
Настоящая книга представляет собой монографию по психосемиотике — междисциплинарной науке, включающей в себя психоанализ, аналитическую философию, теоретическую поэтику, семиотику, мотивный анализ — которая разрабатывается В. Рудневым на протяжении последнего десятилетия. Суть авторского подхода состоит в философском анализе таких психических расстройств, как депрессия, невроз навязчивых состояний, паранойя, шизофрения и их составляющих: педантизма и магии, бреда преследования и величия, галлюцинаций. Своеобразие его заключается в том, что в каждом психическом расстройстве автор видит некую креативную силу, которая позволяет человеку, выпавшему из повседневной нормы, создавать совершенные произведения искусства и совершать гениальные открытия. В частности, в книге анализируются художественные произведения, написанные под влиянием той или иной психической болезни. С присущей ему провокативностью автор заявляет, что болен не человек, а текст.



СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие
Введение. Болен не человек — болен текст 
Текст и реальность: Направление времени в культуре 
Феноменология события 
Исследование экстремального опыта 
Франц Кафка. «Отъезд». Девять интерпретаций 
1. Джон Остин 
2. Людвиг Витгенштейн 
3. Карл Густав Юнг 
4. Людвиг Бинсвангер 
5. Виктор Шкловский 
6. Жак Лакан 
7. Зигмунд Фрейд 
8. Михаил Бахтин 
9. Послесловие 
Смысл как травма 
Истина и безумие 
Педантизм и магия 
1. «Ученый малый, но педант…» 
2. Убил свою тещу 
3. Аккуратность и садизм 
4. Анальное, слишком анальное 
5. «Нас мыть, и мыть, и мыть…», или От ананкаста к маньяку 
6. «Как прекрасен этот мир»: Магия ананказмов и суеверий 
7. От навязчивости к бреду 
8. Резюме. Как же педантизм связан с магией? 
Обсессия и психоз: Навязчивое повторение в клинике и культуре 
1. О том, как Человек-Волк «остался с носом» 
2. Испражнялся ли Бог, или Невроз или психоз? 
3. «Туда-сюда-обратно — тебе и мне приятно» 
Понимание депрессии 
1. Депрессия и психоанализ 
2. Депрессия и десемиотизация 
3. Депрессивное время 
Депрессивный дискурс в романе Гончарова «Обломов» 
Язык паранойи 
Феноменология галлюцинаций 
1. Экстраекция и проекция 
2. Экстраекция и шизофрения 
3. Экстраекция и модальность 
4. Экстраекция и реальность (вместо заключения) 
Диалектика преследования 
Бред величия: Об экстраективной идентификации 
О природе психических заболеваний 
Философия шизофрении 
1. Введение 
2. Символ и бессознательное 
3. «Роза Мира» Даниила Андреева 
4. Смысл и денотат: модальности 
5. Эуген Блейлер 
6. «Мелкий бес» Федора Сологуба: От паранойи к шизофрении 
7. Классический психоанализ шизофрении: Отто Фенихель 
8. Шизофреногенная мать: «Психоз» Альфреда Хичхока 
9. Экзистенциальный анализ шизофрении: Людвиг Бинсвангер 
10. «Хазарский словарь» Милорада Павича 
11. Антипсихиатрия Рональда Лэйнга: «Расколотое Я» 
12. «Школа для дураков» Саши Соколова 
13. Лакан и «Малхолланд драйв» Дэвида Линча 
14. «Девушка с мухами»: Вэйкко Тэхкэ о шизофрении и ее лечении 
15. Психотический мир «Чевенгура» Андрея Платонова 
16. Шизофрения в культуре XX века 


С а м о о п р е д е л е н и е _ п о _ п р о ч т е н и и _ к н и г и:

Я: — нетворческий психотик шизоидно-истерического типа (= нестероид).


четверг, 19 мая 2011 г.

ДИРИЖЁРЫ: — Charles Munch (Шарль Мюнш).



Фантастическая симфония, ор. 14 (полное название «Эпизод из жизни артиста, фантастическая симфония в пяти частях» ― фр. Épisode de la vie d’un artiste, symphonie fantastique en cinq parties) ― симфония Гектора Берлиоза. Написанная в 1830 году, она стала одним из первых крупных сочинений в жанре программной музыки и одним из самых известных произведений композитора.

 I. Мечтания ― Страсти (Rêveries ― Passions)
 II. Бал (Un bal)
 III. Сцена в полях (Scène aux champs)
 IV. Шествие на казнь (Marche au supplice)
 V. Сон в ночь шабаша (Songe d’une nuit de sabbat)

Сюжет:

Молодой музыкант, безнадёжно влюблённый, в припадке отчаяния пытается отравиться опиумом. Но доза недостаточна, и он погружается в сон, полный видений, претворяющихся в музыкальные мысли. Сама любимая женщина стала мелодией, как бы навязчивой идеей, которую он слышит повсюду.

I часть ― мечтания и страсти. Музыкант вспоминает все тревоги и радости любви, нежность и ревность. Он находит утешение в религии. Все мотивы и темы I части образует главная тема ― «тема возлюбленной». Эта тема проходит через всю симфонию, постоянно преображаясь, меняя облики и характер.

II часть ― бал. Артист встречает любимую на балу в шуме блестящего празднества.

III часть ― сцена в полях: природа, наигрыш пастухов. Проблески надежды сменяются сомнением ― верна ли она... Солнце садится, отдалённый раскат грома, и ― одиночество и молчание...

IV часть ― шествие на казнь. Музыканту снится, что он убил ту, которую любил. Он осуждён на смерть, и под звуки марша ― то мрачного и сурового, то блестящего и торжественного ― его ведут на казнь.

V часть ― сон в ночь шабаша. Юноша видит себя на шабаше, посреди толпы теней, колдунов, собравшихся на его похороны. Его любимая ― теперь это только мелодия ― возникает ещё раз. Однако она уже потеряла благородный характер ― теперь это отвратительный хоровой напев ― любимая идёт на шабаш, на оргию. Одновременно звучат похоронный звон, пародия на Dies irae (средневековый погребальный напев «День гнева»), хоровод шабаша.